И между братьями бывает сладко

A A A
2
Жанры:  Бисексуалы, Первый раз, С братом
Часть 1

- Ты чё сидишь в темноте?

Я вздрогнул от неожиданного голоса у меня за спиной. Это братан пришёл с гулянки. По голосу я понял, что он в хорошем расположении духа.

- Да так! Спать неохота. Чёт скучно.

- А гулять чё не ходил? Опять со своей овцой поцапались? Послал бы ты её подальше, чё не найдёшь себе нормальную тёлку?

- Та ну их всех, не хочу больше никого.

- Э, брат, да ты, никак, разочаровался в девках? Не скажи, есть и нормальные тёлки. Просто надо уметь выбирать.

- Все они одинаковые.

В моём горле появилась горечь. Какой-то комок сдавил его от обиды.

- Ладно, братан, я в ванную, потом поболтаем, - он хлопнул меня по плечу и скрылся за дверью.

Я сел на свою кровать, облокотился на прикроватную тумбочку, подпёр подбородок ладошками и стал тупо смотреть на кровать Олега. "Хорошо ему рассуждать! - думал я про брата. - Он ни с кем из девчонок долго не встречается, месяц-полтора - и уже другая, я же так не могу... И почему Ленка отвергла меня, почему при друзьях обозвала педиком?" Горький комок подступил к горлу, слёзы выступили на моих глазах. Меня давила обида за то, что девушка, которую я любил, отвергла меня, да ещё и оскорбила при всех, обозвав педиком.

В ушах всё звучало это противное слово - "педик". Я вспомнил лица друзей, которые тогда были рядом. Одни смотрели на меня нагло, с насмешкой, другие ехидно хихикали, лишь Стёпка, лучший друг мой, смотрел на меня с пониманием, а когда наши взгляды встретились, он пожал плечами.

- Ненавижу! Бля, как же я её ненавижу!

- Кого это ты так ненавидишь, что орёшь об этом на всю комнату, а, Сергей? - брат подошёл ко мне, обнял за плечи, прижался щекой к моей щеке. - Братишка, ты что, плачешь? Эээ, брат, ты как кисейная барышня! Так дело не пойдёт, негоже мужику раскисать. Сначала нюни распустишь, потом в петлю полезешь.

Он вытер мои слёзы и продолжил:

- Успокойся. Ты хочешь об этом поговорить?

- Нет, Олег, не хочу.

- И напрасно. Тебе надо выговориться - полегчает.

- Мне уже легче. Лучше расскажи, как твои дела.

Брат всё ещё держал меня в своих объятиях, а меня никто ещё так тепло и нежно не обнимал. Мне было приятно, но вместе с тем как-то неловко от того, что я был в объятиях парня, пусть этот парень и является моим родным братом.

- Тогда ложись со мной, пошепчемся, - сказал Олег и принялся расстилать свою кровать.

После небольшой паузы я отбросил свое одеяло, затем разделся до трусиков, не заметив, как брат лёг в свою кровать.

- Давай, иди ко мне.

Сделав полуоборот, я затем полностью повернулся в его сторону. Олег отбросил одеяло - он лежал совершенно голым. Я остановился в нерешительности.

- Ну ты чё так смотришь на него? Ты же видел его уже не один раз, чё испугался? - брат удивлённо посмотрел на меня.

- Видел... но не лежал так близко.

- Та ладно те, - милая улыбка отобразилась не его лице. - Скидывай трусики и ты, чё тут такого. Ведь знаешь же, что я голым всегда сплю, так чё теперь целку ломаешь, родного брата стесняешься? Скидывай, скидывай... - он все ещё держал одеяло откинутым.

- Ага, он у тебя встаёт, - стараясь загладить смущение, улыбнувшись, ответил я.

- Глупый ты, не встаёт, а тянется к теплу. Если ты и дальше будешь так стоять, он простудится и начнёт сопливить, так что давай ложись.

Тут я, уже не мешкая, снял трусики и лёг возле брата, спиной к нему.

- Э, ты чё? Не боишься, что я те целку сломаю? Или ты уже не целка, раз так смело ложишься ко мне своей попкой? - улыбаясь, спросил брат и тут же схватил меня за попку.

От неожиданности я дёрнулся вперёд.

- А как ложиться?

- Не, ну если ты не против, то уж не ложиться надо, а раком вставать. Хош? - и брат начал легонько приподымать мою попку.

- Нее, меня уже называли сегодня педиком.

- Тогда повернись ко мне лицом.

- Боюсь!

- Почему?

- Он у меня встанет.

- Ну и что?

- Могу нечаянно спустить на тебя.

- А ты хочешь этого?

- Не знаю.

- А бывают в твоей жизни такие моменты, когда ты хоть что-то знаешь?

- Не знаю, - сказал я, и мне самому стало смешно от сказанного.

Олег схватил меня за член.

- Ойй!

- Ого, брат, меня догоняешь уже.

Олег всё держал мой член и не выпускал его. От прикосновения горячей руки моя плоть начала наливаться кровью. Мне стало как-то неловко. Никто и никогда ещё не касался моего члена.

- Олег, мне стыдно, - прошептал я брату.

- Тебе стыдно или неприятно? - спросил он.

- Не знаю. Стыдно.

- Ну, стыдно и неприятно - это разные вещи. Мы братья и не должны друг друга стыдиться. Пообещай мне, что ты никогда не будешь меня стесняться, как и я тебя.

Я лежал и не знал, что ему ответить. Он всё не отпускал мой член, который напрягся уже так, как никогда ранее.

- Ну что, Серый, обещаешь? - он всё ещё ждал моего ответа.

- Обещаю, - застенчиво ответил я.

- Молодец! Возьмись за мой член, ему тоже будет приятно твоё прикосновение.

Вот она, минута, о которой я так долго мечтал! Каждый раз, когда брат ложился спать голым, я наблюдал за ним краешком глаза, чтобы не выдать своё любопытство. Несколько раз он ловил на себе мой взгляд, наши глаза встречались, и тогда брат подмигивал мне и улыбался. Он ложился медленно, не спеша нырял под одеяло. Мне очень нравился его член, его тело. Несколько раз мне снилось, что брат ласкает меня, целует в губы, ласкает мою по-юношески похотливую плоть. Утром я просыпался, а в плавках было полно спермы. Видимо, во сне я извергался не один раз...

Я всё ещё лежал без движения, но из груди вырвался тихий, нежный стон. Олег взял мою руку и положил её на свой торчащий член.

- Сожми его... Ммм, так... Тебе приятно?

- Да, Олежка, приятно.

Он ласкал мой член, нежно и медленно дрочил. Я не раз так проделывал с собой, когда мне никто не мешал, представляя при этом член брата.

Сам того не замечая, я подался бёдрами вперёд, и наши члены коснулись друг друга. Мы оба застонали. Это была та минута, которая кинула нас в объятия друг друга.

Брат прижался ко мне всем корпусом и начал целовать меня нежно и страстно.

- Олежка! Олежкааа! Остановись!

- Серый! Что?

- Не знаю... то есть... мы же, типа, парни!

- А ты что, с Луны свалился и не знаешь, что такое бывает между парнями?

- Ну мы, того... братья же!

- Ну и что? И между братьями бывает сладко. Давай, прижмись ко мне и начинай своё повествование. Чё у тебя там с твоей козой?

Олег сгрёб моё тело и прижал меня к себе. Наши члены уперлись друг другу в животы. Брат поправил их, и они оказались друг у друга между ног. Наши тела слились воедино.

Блин, от наплывших чувств и от прикосновения тела моего родного брата меня пробрала сильная дрожь - такая, что даже он её заметил.

- Серый! Ты чё дрожишь-то? Я насиловать тебя не собираюсь. Не, конечно, если ты этого хочешь, то я не против.

- Изнасиловать меня? - перебил я брата.

- Брат, бля! Посмотри на меня: я похож на насильника? - он с укором посмотрел мне в глаза. - Похож?

- Та нет вроде.

- Так нет или вроде? - Олег ждал ответ.

- Нет!

- А раз нет, тогда расслабься. Я никогда и никого не насиловал. Мой член хотят и без этого. Я же знаю, что и ты этого хочешь.

- Откуда?

- Да хотя бы потому, что уже полчаса держишь мой член в своих руках и боишься его выпустить.

Мне стало как-то неловко. Действительно, я опять держал его член в своей руке.

- Ну, а отсюда напрашивается вывод: коль мой член тебе нравится держать в руках, то понравится держать и в ротике. Вот признайся, хочешь поласкать его язычком?

Я почувствовал, как моё лицо начало пылать от стыда. Брат прямо-таки читал мои мысли.

- Правда же хочешь? - повторил он вопрос.

- Нууу... я это...

В моём горле всё пересохло, и я попытался увлажнить язык слюной и проглотить её. Брат истолковал это по-своему.

- Вот правильно твоя мысля работает. И сперму мою ты хочешь проглотить. Правда же?

Я молчал, не зная, что ему ответить.

- Олежка, у меня это... нууу... ещё не было секса.

- Ну и что. Все когда-то начинают.

- Я хотел сказать, что у меня его вообще ещё ни с кем не было.

- То есть как? Ты же говорил, что...

- Я соврал тогда.

- Ну, братан, ты даёшь! Мне, родному брату, соврать! Тебя за это надобно наказать поркой. Ну, а так как ремня у меня нету, я буду пороть тебя кое-чем другим. Подставляй свою жопу, и он опять попытался поднять мою попку, затем продолжил: - А у тебя роскошный зад. Думаю, нам обоим будет приятно.

Сильно прижимая меня к себе, он всё мял мою попку.

- Олежка, я больше не буду тебе врать. Просто мне стыдно тогда было, что мои ровесники все уже трахались, а я ещё нет. Вот я и нафантазировал.

- Да врут они! Все пацаны понтуют, ни хрена они не трахались. Окромя своей Кулаковой Дуньки они даже письки у девочек не видали. Но тем не менее тебе не отвертеться. Хочешь, сделаю тебе слабинку - типа по-родственному.

- Какую?

- Если честно сейчас признаешься, скажу.

- Я же пообещал, что больше врать тебе не буду.

Олег сделал продолжительную паузу, затем спросил:

- Правда, что ты уже давно хочешь залезть мне в трусики?

- Нет, не правда.

Олег сделал удивлённое лицо, и я продолжил:

- Не правда потому, что ты всегда ложишься спать без трусиков.

- Выкрутился.

Олег расплылся в улыбке на пол-лица.

- Скажи, тебе нравится мой член?

Пауза затянулась.

- Не молчи, Серый, мне очень важно это знать.

- У тебя он красивый, не зря же девчонки вешаются тебе на шею.

- Нууу, скажем так, не только девчонки.

Я, в свою очередь, сделал удивлённое лицо.

- Не удивляйся, брат, я би и врать тебе в этом плане не буду. Я давно тебя хочу, и если ты согласишься на такое общение со мной, то наши отношения будут протекать сладкой речкой.

- А если нет?

Брат сделал небольшую паузу, затем ответил:

- Наши отношения нисколько не изменятся, ты же мой любимый брат. Вот только сладкой речки не будет.

Сказав это, брат нежно впился в мои губы страстным поцелуем. Я нисколько этому не воспротивился. Меня пронзила пьянящая сласть. Сласть, которую я испытал только однажды, - при первом поцелуе с Ленкой... При воспоминании о ней у меня начала пропадать эрекция, и я прекратил обниматься с братом.

- Серый, расслабься. Тебе неприятно?

Олег ослабил свои объятия, и я выскользнул из них, отбросил одеяло и сел на краю кровати, свесив ноги. Меня душили слёзы. Я обнял голову дрожащими руками и начал всхлипывать.

Брат поднялся с кровати, обнял меня и сказал:

- Прости. Видимо, я поспешил. Прости меня.

- Олежка, ты не виноват. Это всё из-за неё.

- Понимаю. Я знаю, что ты сильно её любишь и что тебе сейчас тяжело. Но безответная любовь хуже предательства. Вспомни, сколько ты уже страдаешь, и всё зря. Не любит она тебя, поэтому и унижает перед друзьями. Хочешь, я с ней поговорю, а?

- Нет, Олежка, не стоит... Ты прав: надо принять решение, а то я начну сходить с ума.

- Правильно. Давай ложится спать. Утро вечера мудренее. Останешься в моей постели или пойдёшь в свою?

Посидев так ещё с минуту, я развернулся лицом к брату и лёг под его одеяло. Он обнял меня и поцеловал в щёчку.

- Не будем торопить события. Я хочу, чтобы ты сам принял решение о начале наших интимных отношений.

- Олежка, а ты сильно этого хочешь?

- Очень. Но я не хочу, чтобы это было необдуманное решение с твоей стороны. Мы можем отложить всё на более позднее время... или вообще ничего не начинать. Я не обижусь.

- Я часто думал об этом, как только видел тебя голым. Я представлял, каково это - ощутить себя в твоих объятьях. И каждый раз при этих мыслях меня пробирала дрожь.

- Ммм! Если бы ты знал, сколько раз я фантазировал о тебе, сколько раз я сливал в руку, думая о тебе. А как приятно мне было ловить на себе твой взгляд!

- Я любил любоваться тобой, брат. Для меня видеть тебя голым было в сто раз приятнее, чем просматривать порносайты.


Часть 2 (последняя)

Ещё немного поболтав с братом, я почувствовал, как меня одолевает сон, как тело становится расслабленно податливым. В нежных объятиях брата я начал погружаться в глубокий сон. Моя душа взлетела ввысь и понеслась во вселенную, потом начала опускаться в неведомом мне крае...

***

Море, безлюдный остров, пещера, которая покрыта полумраком. Лишь небольшой солнечный луч проникает в её глубину. Посередине этой пещеры ложе из сухих прибрежных трав, покрытое небольшой медвежьей кожей, с которой ещё не успели стереться следы недавних любовных утех обитателей этой пещеры.

Солнечный блик, проникая в пещеру, скользит по телу молодого, спортивно сложенного парня. Своим тёплым лучом он сначала касается его алых губ, отчего на лице юноши появляется нежно сияющая улыбка. Затем он скользит по утонченной шее спящего и, как бы заигрывая, останавливается на его широкой груди. Изучая её, солнечный луч надолго задерживается на каждом сантиметре молодого тела, своими бликами касаясь каждого сосочка и заставляя парня издавать сладострастные истомные звуки. И вот, изучив эту часть тела, он как бы нехотя покидает грудь и медленно-медленно ползёт вниз. Минуя пупок, он по негустому волосяному покрову движется вперёд - туда, где на бёдрах парня небольшой полоской из папоротника прикрыта его мужская красота. Солнечный блик взбирается на холмик и, как бы устав от длительного путешествия, решает отдохнуть на вершине этого холма.

Другой солнечный луч, менее сильный, чем первый, проникая в пещеру, встречает на своём пути первый луч и, как бы искажаясь, направляется к изголовью парня, где в позе молодой жрицы любви Венеры лежит юное нежное создание. Искажаясь, солнечный блик, не достаёт до её тела и так и повисает в невесомости. Холодок пробегает по её оголённому телу. Девушка сначала сжимается в комок, а затем начинает двигаться в ту сторону, откуда идёт тепло.

Луч, словно заигрывая, отступает в сторону. Тело опять двигается вперёд и тут же, почувствовав очаг теплоты, прижимается всем своим естеством к нему...

Почувствовав нежное, но холодное прикосновение к себе другого тела, парень, не открывая глаз, прижимается всем своим раскалённым телом к нему, обнимает его и сильно прижимает к себе, как бы пытаясь срастись с ним. И тут начинает твориться что-то непонятное для его подсознания. Подогретая солнечным бликом, его мужская плоть начинает стремительно подниматься и в считанные секунды превращается в мощное копьё.

Почувствовав прилив сладострастного порыва, парень, нежно целует юное создание в мочки ушей, затем в её нежную и тонкую шею. Его руки начинают блуждать по её оголённому телу. И тут он находит два небольших бугорка, которые уверенно, но нежно сжимает своими горячими ладонями...

Лена, так звали девушку, вся вытянулась, из её груди вырвался стон сладострастия, и она, ощутив, как в её ягодицы упёрлось что-то твёрдое, тёплое и нежное, пошевелила задом. Сергей (это имя парня) в ответ ещё сильнее прижал её к себе и страстно впился поцелуем в её шею, а затем развернул девушку лицом к себе. Их губы слились воедино, язык парня стремительно прошёл в рот любимой и встретил там такой же нежный, но маленький язычок, и они сразу же начали ласкать друг друга.

Насладившись поцелуем, губы парня начали исследовать каждую точку, каждую ложбинку на лице девушки, дарить нежные поцелуи её губам, носику, глазам, бровям и снова губам... Затем парень своей нежной рукой расправил тело девушки, уложил её на спину, а сам начал, весь дрожа от возбуждения, целовать её тело, не пропуская ни миллиметра не обцелованного, не обласканного своим нежным и уверенным языком тела любимой.

Его губы коснулись её груди. Своим горячим и страстным поцелуем он впился в её сосок - сначала в один, затем в другой. Затем язык прошёлся вокруг напряжённого соска. В пещере раздался стон сладострастия, который эхом отдался от каждой стены, после чего вырвался наружу, прокатился над морем и затерялся в крике морских чаек, стая которых кружилась в ста метрах от острова. Но этот стон только подзадорил Сергея. Он виртуозно вращал своим языком вокруг соска, а пальцами второй руки теребил бугорок другой груди.

Парень начал облизывать всю грудь, живот девушки, затем остановился на ямочке пупка, при этом, не убирая своих рук от грудей девушки, он продолжал их массажировать.

Девушка извивалась под ласками юноши. Руками она теребила его кудри, прижимала его голову к своему телу, вся дрожала от наслаждения. Она то поднимала голову, любуясь своим возлюбленным, то, в порыве страсти, запрокидывала её, издавая при этом разные звуки.

Язык Сергея стремительно пошёл вниз, коснулся маленького чубчика на лобке между ног. Парень нежно взял кудряшки в рот, прижал их губами и потянул на себя. Это вызвало очередные стоны сладострастия у Лены. Она раздвинула ноги пошире, и голова юноши скользнула вниз. Его взору открылся маленький розовый бутончик. Сергей легонько коснулся его своим горячим язычком, девушка вся задрожала, и тут её бутончик стал медленно раскрываться, и из него начало вырастать нечто, похожее на башню.

Огромное горячее твёрдое сооружение притягивало губы парня. Башня задрожала, как бы набираясь в полной мере энергией, напряглась, отвердела, но это не испугало парня. Его язык каждый раз, касаясь верхушки этой башни, заставлял её дрожать, пульсировать от самой вершины до её подножья.

Сергей своими уверенными руками обхватил эту башню и направил её себе в ротик. Тут он услышал, как море заволновалось, как усилился шум прибоя о прибрежные скалы острова, как закричали чайки, затем всё потемнело, и началось извержение вулкана...

***

Резкий крик, переходящий в глубокий сладострастный стон разбудил меня. Пробуждаясь ото сна, я не понимал, что произошло.

Мои руки держали что-то твёрдое, горячее, пульсирующее... и это что-то било фонтаном мне в рот, потом в лицо. Чья-то рука ласкала мою голову.

- Ты неотразим!

Услышав голос брата, я отбросил одеяло. Передо мной открылась эротическая картина обнажённого тела брата, весь лобок которого был в сперме. С моего лица и ротика стекали последние капли этой ещё тёплой и густой жидкости.

- Ну ты и соска! Я думал, что ты у меня высосешь все внутренности вместе со спермой. Никогда ранее я не испытывал что-то подобное. Брат, ты классный!

Олег обнял меня и начал всего зацеловывать. И тут меня прорвало! Одна за другой струи моего семени вылетали из меня и падали брату на живот.

Мой стон заставил брата прекратить поцелуи, посмотреть мне в лицо, а потом себе на свой живот. И тут он залился хохотом.

- Ну ты и извращенец: от отсоса моего хера сам кончил! Молодец! - и он опять начал всего меня зацеловывать.

"Неужели я это сделал? - пронеслась мысль в моей голове. - Супер! Кайф! Да, в этом что-то есть!"

A A A

Поиск

Жанры Видео

Жанры Рассказов


© Copyright 2019