Ненавижу и хочу

A A A
1
Центр Москвы, небольшой парк вокруг здания медицинского университета имени Сеченова, было начало сентября. Погода преподнесла москвичам и её гостьям подарок, жаркий, солнечный по настоящему летный день хотя листва на деревьях кое-где начала желтеть. Один рыжий парень по имени Игорь Горин сидел под старой берёзой с толстой книгой, которую он держал в своих сильных руках. Он хотел скрыться от своего врага и вечного соперника Всеволода Виноградова.
Они оба были студентами третьего курса этого университета, и они оба были такими разными людьми. Виноградов родился в богатой семье, его отец профессор, хирург золотые руки, и конечно же он преподавал в этом университете один из предметов. А мать Всеволода была директором мебельной фабрики, конечно Всеволод с детства привык к красивой жизни и к постоянным вечеринкам, и как побочные эффекты от лекарств у него часто появлялись мимолетные романы. А Игорь был выпускником детдома. Нет, парень не был круглым сиротой, его родители были живы. Однако им не было никакого дела до своих детей, всё что их интересовало в жизни это выпивка.
Горин же вырост самостоятельным и умный парнем. Он любил носить обычные футболки, голубые джинсы и кеды. И сегодня он не изменил своей любимой одежде.
- Вот ты где?- раздался голос Виноградова, неподалёку от того места где сидел Игорь.- Там тебя ищут.
- Наверное, это опять какая нибудь из твоих шуточек.- недовольно проворчал Горин, перелистнув страницу книги.- Не походи ко мне Всеволод, а то свои кожаные ботинки и белые брюки испачкаешь.
- Горин, ты снова сидишь здесь с учебником по хирургии в руках. Тебе не надоело? — Всеволод вынырнул из-за берёзы и назло плюхнулся рядом с зелёноглазым рыжим парнем. — Вот ты, всё учишь и учишь. Лучше бы завёл себе какую нибудь подружку. Смотри, вон какая девица идёт.
Виноградов лукаво сощурил правый глаз и присвистнул. Девушка неохотно обернулась на него, но, увидев того, кто свистел, заулыбалась и помахала в ответ рукой. Всеволод послал ей воздушный поцелуй, после которого та захихикала и, ускорив шаг, скрылась за углом.
— Эх, какая горячая штучка! А вообще они все сначала горячие, только потом остывают, когда ты ими полностью насыщаешься. Нет, все-таки я ее сегодня подцеплю. Ты не против? — Виноградов обернулся к Игорю.
Тот сидел с непроницаемым выражением лица, лишь бровь слегка скривила свою линию и на переносице пролегла едва заметная темная складочка.
Игорь был разъярен.
С самого первого дня, когда эти два парня столкнулись в коридоре медицинского университета имени Сеченова, с самого первого дня, когда эти двое подрались в этом же коридоре, Всеволод узнал, когда Горин спокоен, а когда он в ярости. И сейчас он точно знал, что Игорь зол, как ещё никогда.
— Эй, эй, если один очкарик иметь на неё какие-то виды, то я разумеется уступлю её ему,- Всеволод, как бы оправдываясь, поднял руки вверх и замахал ими.
— Во-первых, господин горе сын профессора Всеволод Виноградов, я уверен, что такое постоянное чтение подобающей моему статусу литературы поможет мне в дальнейшем занять высокое положение в мире, — Игорь спокойно поправил очки своей левой рукой. — Во-вторых, я не ты, и никогда разделял твои эти мимолетные увлечения первокурсницами, потому что я считаю,
а) любовь в жизни каждого человека случаться должна только однажды: искренняя и обоюдная и быть до конца жизни;
б) мимолетные ни к чему не обязывающие интрижки вполне могут в будущем сыграть плохую шутку;
в) если не согласны с двумя предыдущими пунктами, то и не стоит вовсе крутить любовные амуры с разными девицами.
— Горррин... Занудвый зубрииила...
— И, наконец, в-третьих, если тебе, господин Виноградов, неприятно общество такого как я вечно старающегося быть первым в учёбе, и постоянно зубрящего зануды, то и не следует ходить за ним, а уж тем более заводить, как ты не преминули недавно выразиться, «глупые, старомодные и безо интересные разговоры» — холодный пронзительный взгляд Игоря впился в ошалевшего Всеволода.
Тот сидел ошарашенный и не понимал, из-за чего так взбеленился этот очкастый - ботаник. Не сумев выдержать такого напора, Виноградов отвел взгляд в сторону и краешком глаза уловил, как побелели длинные пальцы Игоря, сжимавшего в руках книгу.
Нет, Горин был не яростен, не взбешен, сейчас он похож на самого Дьявола.
Виноградов молча встал и двинулся в сторону общаги парней.
— Ненавижу этого нахального ублюдка. — скрипнув зубами, прошептал вслед ему Игорь.

Синеглазый блондин Виноградов в белых брюках и бледно-голубой рубашке с белым галстуком сидел на подоконнике на чердаке мужской общаге университета, размышлял о сегодняшнем инциденте. Напротив него на подоконнике сидел старый серый кот. Парень в шутку называл его « серым слушателём и мудрецом». Ну вообще-то этот кот был бездомным, и студенты его часто подкармливали. Этот серый кот был хорошим слушателем и вообще всем своим видом как бы поддерживал все мысли и переживания некоторых студентов. Виноградов отлично знал, что не смотря ни на что, этот худой облезлый кот всегда будет на его стороне.
Всматривался куда-то в даль, Всеволод предавался тяжелым мыслям. И все они так или иначе касались этого «занудного недоумка, Горина».
«Что же его все-таки смогло вывести из себя? Мой вчерашний случайно брошенный в его сторону оскорбительный выпад? Или же это то, что я сегодня сказал про ту девицу? Ведь все же знают, что у Горина никогда не было девушки. Ничего не понимаю!
Да, его было забавно выводить из себя, а потом наблюдать, как он злится. Да, я каждый божий день зло - подшучивал над Игорём и всегда без повода. Ну, правда потом смеялся весь курс и в большинстве случаев над ним после хохотал и весь универ. Но это же было так смешно! Да, все знают, что Горин через-чур замкнут и не разговорчив, но я-то знаю, каков этот молчаливый очкарик на самом деле, какой горячий вулкан бушует внутри него, когда он испытывает определенные чувства. Каким он может быть разговорчивым, когда его попросят рассказать какую-то тему в обществе, в котором Игоря хотят и любят слушать. Он же такой прекрасный оратор. И ведь я сам же в этом убедился однажды, когда случайно забрел на какой-то съезд таких же ботаников и как раз попал на выступление Горина. Как тот ярко, красочно, эмоционально описывал какую-то тему. Тогда я поймал себя на мысли, что восхищен и очарован этим парнем. Как горели тогда его зелёные глаза, и как он прекрасно смотрелся без своих кошмарных круглых очков.»
Всеволод улыбнулся, вспоминая тот поход, и обхватил голову руками.
— Прости меня, — виновато прошептал блондин. — Я был таким дураком.
кот внимательно посмотрел на грустного парня и, потянулся, спрыгнул с подоконника.
— Ну, вот и ты тоже думаешь, что я полный дурак.
Тишина.
— Придурок, кретин, полный дурак!

После того, как Виноградов скрылся за дверьми общаги, Горин еще долго сидел с открытой книгой в руках, но так и не прочитал ни одного слова.
В голове молоточком стучало только одно слово.- презираю!
Но ненавидеть пришлось не очень долго, так как Игорь еще обещал приготовить к послезавтра интересный доклад о медицине 18 века.
Библиотека в университете была большой. Быстро найдя все нужные ему книги, Игорь уселся за один из семи столов рядом с широко распахнутым окном и принялся конспектировать наиболее понравившиеся ему статьи.
Так прошло более часа, и перед парнём на столе уже лежала внушительного объема стопка исписанных листочков. Горин распрямился и поглядел в окно. Солнце уже скрылось за горизонтом практически всё.
- Не понимаю, что здесь делаю эти жалкие, неуверенные в своих силах и в себе люди, привыкшие, что за них кто-то другой обязан писать им рефераты за деньги! Ненавижу!
Невольно вспомнился Всеволод.
- Чёрт бы побрал тебя! Виноградов, я тебя ненавижу и презираю больше таких людей!-
Горин устало лег на скрещенные на столе руки. - Этот богатенький выскочка. Этот любимец всех и вся. Даже преподы закрывают глаза на его выкрутасы, списывая это на него возраст. А он специально делает вид, что не понимает того, что делает мне больно всеми своими насмешками. А потом, как бы желая добить и унизить меня, ходит со мной везде и делает вид, что ничего не было. Ненавижу!
Эта его мерзкая улыбочка растянутая на лице. Эти его дурацкие шутки, которые совсем не смешные, но все вокруг смеются, потому что их рассказывает ОН.
Ненавижу! Презираю! Я тебя не терпеть не могу! Ненавижу его манеру небрежно одеваться и строить из себя короля всего универа, которому абсолютно не интересно будущее. Ненавижу его фальшивую заинтересованность в отличной учёбы, все знают, что его взяли сюда из-за его папаши - препода. Презираю то, что он все про всех знает и этим пользуется. Как же я тебя ненавижу, Всеволод Михайлович Виноградов!
Игорь еще долго перебирал в голове разные мысли по поводу Виноградова, и неожиданно для себя уснул, обдуваемый легким ветерком из распахнутого настежь окна.

Всеволод устало плелся по коридору и всё думал и думал. Проходя мимо библиотеки, он заметил, что её дверь слегка приоткрыта.
- Может быть там кто-то его знакомый, а может даже и прекрасная первокурсница. Хоть вечер будет занят, а то я уже устал думать про этого тупоголового кретина.
парень резко распахнул дверь. Яростный поток воздуха ворвался в помещение, и исписанные мелким почерком листочки закружились в белом вальсе. Будто бы миллион белоснежных лепестков цветущей яблони разом взметнулась ввысь.
Виноградов зажмурился. Сквозь пространство, проглядываемое между листочками тусклым светом маленькой настольной лампы в зелёном абажуре. И неожиданно парень увидел спящего Игоря.
Его огненно-рыжие как красная яшма волосы, едва заметно колыхались под настойчивыми прикосновениями ветра. Создавалось впечатление, что кто-то невидимый, едва касаясь, перебирал их прядка за прядкой. Такая непривычная счастливая едва уловимая улыбка на этом умиротворенном лице. И он, Всеволод, увидел её первым. Он, неохотно оторвавшись от созерцания лица Игоря, начал собирать с деревянного пола листы, и не понятно для себя, он вчитался в текст.

Спустя два часа, Игорь с силой разлепил свои зелёные глаза. Сладкий сон никак не хотел отпускать своего пленника, да и перед глазами всё было мутно, как будто кто-то...
- Где мои очки!- шокировано произнёс парень, и он резко выпрямился. На пол с легким мягким шумом опустилась какая-то плотная ткань. Покопавшись внизу правой рукой, парень нащупал упавший предмет. Это был шерстяной плед.- Но кто?
За соседним стеллажом горел неяркий огонёк одной из настольных ламп. Парень, пытаясь по пути не врезаться ни во что, последовал на этот огонёк.
Даже очки были не нужны, чтобы разглядеть того, кто там сидел.
- Виноградов!? Какого чёрта ты здесь делаешь?- заорал ошарашенный увиденным Горин
Всеволод очень неохотно оторвался от чтения и обернулся на крик.
— Ты уже проснулся? — дружелюбно улыбнулся блондин.
— Ну, и где мои очки? — Игорь дружелюбием явно не страдал.
— Прошу прощение. Я не подумал, что ты без них ничего не видишь.- виновато произнёс Всеволод, и легко поднялся с кресла и подал разозлившему Игорю его очки.
— Нет. Мне определенно нравится больше, когда ты без них.
— А тебя по-моему это никак не должно касаться.
— Прости, я снова не подумал и ляпнул лишнего.
— Ты уже два раза извинился. Что ты задумал, Виноградов? — Игорь слегка приподнял бровь.
— А по-твоему я не могу извиниться за то, что я не прав? — удивился блондин, стая перед Гориным.
— Во-первых, это не в твоих принципах, во-вторых, только не со мной.
— Некоторые твои мысли открыли мне глаза на некоторые вещи, которые я раньше не замечал или старался не замечать, — Всеволод потрепал в руках стопку листочков.
— Ты что это читал? — глаза Игоря испуганно округлились.
Блондин приоткрыл рот. Он еще никогда не видел этого ботаника таким испуганным.
— Отдай мне их! — прокричал тот и кинулся на Всеволода, пытаясь отнять листочки.
Виноградов вовремя сообразил что к чему и отскочил в сторону. Игорь пролетел мимо и плюхнулся в кресло. Слегка зажмурился, предвкушая, как сейчас зайдется смехом этот ненавистный ему человек. Но ничего не было.
Он развернулся и откинулся в старое кресле.
— А, ну, живо отдай! — обижено прорычал Горин, и вытянул вперед руку.
Блондин стоял со спокойным выражением лица. Что-то в нём переменилось. Что-то едва уловимое. Но это что-то полностью изменило образ Виноградова.
Парень протянул вперед листочки, но отпускать их не собирался. Да и Игорь не особо рвался тянуть их на себя.
Они смотрели друг другу в глаза. Никто не отводил взгляда. Вокруг было так тихо, что звенело в ушах. Никто не смел нарушить этого покоя. Горину на миг показалось, что он слышит, как бешено колотится сердце стоящего перед ним Всеволода. После этой мысли его сердце забилось в таком же учащенном ритме. Синие глаза ненавистного парня были чуть прикрыты. Этот взгляд был не оценивающим, не насмехающимся, этот взгляд был полон ожидания. Игорь медленно потянул к себе листочки. Виноградов, не отпуская их, сделал маленький шажок вперед. Сантиметр за сантиметром парень приближался к своей жертве. Но жертва скорее вела сама, чем была ведома.
Когда между ними осталось все каких-то пару сантиметров, Горин перестал тянуть на себя. И снова тишина окутала их двоих. Так продолжалось целых пять минут.
Неожиданно Игорь увидел, как дернулся уголок рта Всеволода и медленно пополз вверх. Следующее, что сделал Виноградов, повергло Игоря в полный шок. Блондин сделал резкий рывок в сторону и выдернул листочки из руки опешившего парня. Игорь отвлекся на них и потерял из виду лицо Всеволода.
Легкое дуновение ветра и горький-сладкий вкус чёрного шоколада с спелой вишне на пересохших от волнения губах.
Это было неожиданно для Игоря, и тот даже не попытался опустить руку, где секунду назад были проклятые листочки.
Всеволод запустил свою правую руку в огненно рыжие волосы Игоря. Мягкие, они пробегали сквозь длинные пальцы, как дорогой китайский щелк. Парень слегка прикусил нижнюю губу своей сегодняшней жертвы и, чуть оттянув её, отпустил
— Я узнаю этот вкус. Чёрный шоколад с вишней, — Игорь с легким свистом вдохнул воздух.
— Прошу прости меня. Я никак не мог удержаться пока ты спал, — тихий голос Всеволода успокаивал.
— Я готов был тебя убить, но сейчас не смогу этого сделать.
— Почему?
— Потому что тогда я не смогу так никого ненавидеть.
— Ты ненавидишь меня? Если это доставит тебе удовольствие, то я тебе позволю это делать. Прошу ненавидь всем сердцем, всей своей душой.- с этими словами, Всеволод медленно стал покрывать горячими поцелуями шею Игоря, попутно запустил свои руки под серую футболку Игоря. И одним быстрым движением снял её с парня, и кинул её на пол.
На щеках Горина проступил легкий румянец, а между бровей пролегла уже достаточно заметная складочка.
— Хорошо, — промурлыкал блондин, глядя в зелёные глаза парню.
— Что? — севшим от волнения голосом спросил Горин, но тут же, не давая сказать более ни единого слова, Всеволод впился в его губы страстным поцелуем.
сильные Руки уже расстегивали черный кожаный ремень и ширинку голубых джинс.
Когда Всеволод чуть отстранился от Игоря, с губ того сорвался едва слышный стон. Тонкие пальцы уже нащупали член и стали поглаживать ствол, едва касаясь его подушечками, порхая словно мотыльки. Эта сладкая пытка сводила Игоря с ума. Тот, на лице которого сложно было всегда прочитать хоть небольшую эмоцию, сейчас претерпевал кардинальные изменения. Виноградов только улыбнулся в ответ на них тёпло и радушно. Он снова запустил свои пальцы в рыжие волосы Игоря и, слегка прикусив его мочку, прошептал на ухо дрожащим голосом.- Сегодня я сорву с тебя эту маску.
Опустился на колени перед Игорём и, проведя по уже ставшему твердым члену ладонью вверх-вниз, заглотил его.
У Горина зазвенело в ушах. Виноградов, которого он ненавидит всем сердцем, делает с ним такие вещи. Он закусил руку. От этих настойчивых ласк, от этого языка, который ни на секунду не останавливался ни на одной точке, Горин уже готов был кончить в любой момент. Но блондин проводил языком вверх и вниз, то слегка касаясь пальцами головки члена, покрывал грудь Игоря жаркими, влажными поцелуями. Когда Всеволод, очередной раз заглатывая твердый член, попытался сделать всасывающее движение, Игорь не сдержался и застонал. Глаза его были плотно сомкнуты, лицо изменилось до неузнаваемости, из уголка рта тонкой струйкой стекала слюна.
Покрывая ствол и головку быстрыми поцелуями, Всеволод провел пальцами по обнаженному животу своей добычи. Игорь немного приоткрыл свои зелёные глаза. Два огонька наслаждения вспыхнувших там, заставили Виноградова прибегнуть к более настойчивым ласкам. Теперь они чередовались, настойчивые, требовательные, иногда и доставляющие легкую боль ласки сменялись едва уловимыми прикосновениями пальцев, едва чувствуемыми касаниями горячих губ и языка.
Горин обхватил голову Всеволода и притянул к себе. Он уже был на грани. Грудь ещё пару раз колыхнулась и, шумно выдохнув, Игорь ели слышно простонал. - Сева, как же я тебя ненааавижууу!
Жадно хватая ртом прохладный ночной воздух, Игорь разжал пальцы и отпустил голову блондина.
Чуть приоткрыл свои зелёные глаза. На него удовлетворенно смотрели два жадных синих глаза.
— Презираю. — выдохнул Игорь, и, притянув к себе за галстук прекрасное лицо Всеволода, больно впился в его немного полные губы.
Блондин громко ойкнул, когда Горин в порыве своей страсти прокусил его губу. Но остановиться ни один ни другой не могли.
Прерывисто дыша, Игорь прошептал.- Ненавижу и хочу тебя!
- Ну, так возьми, давай. — дерзко прошептал в ответ Виноградов, и прикусил настойчивый язык парня.
Толкнув полураздетое тело, Игорь повалил блондина на стол. Не переставая целовать мускулистое тело, стал расстегивать чёрный кожаный ремень, затем и ширинку его белых брюк. Резким рывком сдернул их и отбросил в сторону. Туда же отправились чёрные ботинки и голубая рубашка, красные плавки. Свой белый галстук Всеволод снять не дал.
Проторяя себе мокрую дорожку поцелуями от шеи до пупка, Игорь намотал галстук на кисть своей левой руки. Теперь ненавистный ему человек уже был полностью в его власти. Он не мог ни дернуться, ни убежать. Обхватив другой рукой бедро, он заглотил твердый член. Блондин чуть подал вперед бедра и застонал. Эти ласки. Он думал, что этот ботаник совсем ещё неопытен, но то, что дарил ему Игорь, было просто потрясающим. В висках застучало. Всеволод ели-ели открыл свои синие глаза и мельком глянул на своего страстного мучителя. Игорь оторвался на один миг от подергивающего от возбуждения члена и облизнул пальцы.
От следующего движения Горина, тело Всеволода выгнулось, и тот начал стонать и схрипивать, ещё громче прежнего, застонал.
Два длинных пальца настойчиво прокладывали себе путь, расширяя и делая подвижнее анус. Всеволод вцепился одной рукой в руку Игоря, другой же дрочил свой член. Наблюдать вот так за занятым своим телом Игорём было одно сплошное удовольствие. Виноградов захрипел, закатил свои синие глаза и подал бедра вперед. Горин нашёл внутри блондина нужную точку. Быстро пробежав взглядом по наслаждающемуся ласками телу, Игорь понял, что Всеволод уже готов. Чуть сильнее надавив на простату, парень почувствовал, как всё мускулистое тело Виноградова пробила дрожь, и с громким хриплым стоном тот кончил. Его тело ходило волнами, ему не хватало воздуха, он жадно ловил его широко раскрытым ртом. В уголках глаз выступили слезы.
Вынув пальцы, Игорь наклонился над ним и одарил очередным поцелуем. Виноградов обхватил его за шею и чуть слышно прошептал. - Войди. Я хочу... Вместе!
Сам нащупал рукой ставший опять твердым пенис. Улыбнулся своим мыслям. -«И после всего того, что было, ты снова меня хочешь. Я же думал, что выжал из тебя все соки.»
Закинул одну ногу на плечо Игоря, другой обхватил крепкие ягодицы. Теперь и Горин не мог вырваться из этого плена.
Тишину библиотеки разорвал хриплый крик, когда зад пронзила жгучая боль. Одной рукой Всеволод зацепился за край стола, другой крепко обхватил руку Горина, чуть сжимающую его горло. Однако Игорь несколько медлил, внимательно вглядываясь в лицо Всеволода. Тот, уже не в силах больше терпеть эту сладкую боль на грани, сделал движение бедрами вперед, полностью погрузив в себя огромный стержень.
Приглушенный стон сорвался с губ обоих. Все так же одной рукой сжимая горло Виноградова, Игорь начал движение бедрами вперед и назад, а другой же рукой крепко обхватил подергивающийся член, стонущего под ним парня.
Всеволод приоткрыл рот, крепко зажмурил глаза и полностью отдался этим бесконечным ласкам, этому бесконечному чувству полного удовольствия. Он никак не мог понять, что доставляет ему это удовольствие: то ли буравящий его зад твердый член, то ли крепко сжимающая его член рука Игоря. Чувства смешались. Если буквально минуту назад, он хрипел от боли, то сейчас эта боль была просто фантаческой, и доставляла ему больше удовольствия,
нежели если бы он был с женщиной. Предаваясь таким мыслям, он не заметил, как рука, ласкающая его, прекратила это дело, и обхватила бедро. Впервые в жизни Виноградов почувствовал себя брошенным, и не важно, что до Игоря можно было дотянуться рукой. Сейчас Горин был не с ним.
— Игорь... — хрипло позвал Всеволод.
Тот поднял на него взгляд.
«Ах, эти синие глаза, цвета чистого ночного неба, они полные потаенной страсти. Эти пушистые реснички. Эти немного пухлые губы, с которых я сегодня смог сорвать тот сладостный крик. Ты прекрасен, как принц из детских сказок. И я буду единственным, кто видит тебя таким. Я никому не позволю сделать тебя счастливым. Никому, кроме меня!»
— Умоляю! — выдохнул Виноградов.
Игорь провел рукой по атлетичному животу парня. Всеволод сжал его ладонь и заставил снова обхватить свой пенис. Накрыл, сжимающую ладонь своей, и начал движения вверх-вниз. Он, то сжимал его, чуть ли не до боли, то ускорял темп. Но ему было все-равно. Его Игорь сейчас был с ним, и Виноградов был счастлив.
«Нет, Виноградов, ты не хищник, ты жертва. Самая настоящая жертва, попавшая в лапы умелому охотнику. Он для тебя наркотик. Стоило ему убрать руку, и ты уже не смог без него. Показал слабость. Ну и пусть. Только с ним, только сейчас. Чего ты хочешь Горин? Я сделаю всё, что пожелаю. Только скажи, прошепчи на ухо. Я сделаю всё, как ты хочешь. ВСЁ!»
Темп движений изменился. Они не были похожи на покачивания вперед-назад. Игорь, подтянув к себе задыхающегося от возбуждения парня, ворочался где-то в глубине, лишь на чуть-чуть выходил наружу и снова врывался в тугой проход.
Ноги Всеволода самопроизвольно дернулись вверх, а руки с острыми ногтями потянулись к ягодицам Горина. Обхватив их, на сколько это было возможно, Виноградов притянул Игоря к себе. Боль пронзившая его, была еще сильнее, чем в прошлый раз, но сладость от этой боли граничила с безумием. Игорь вошёл на всю длину.
Оставляя на судорожно двигающихся ягодицах его прекрасного парня тонкие красные следы от ногтей, Всеволод прокричал- Сильнее!
Он думал, что сейчас Игорь вообще перестанет что-либо делать и бросит его ненасытного здесь одного, но он ошибался.
Горин подтянул выгнувшееся тело к себе еще больше и закинул длинные ноги Виноградова к себе на спину. Провел языком по животу и впился страстным поцелуем в губы парня. Теперь он подмял Виноградова под себя, не давая ему не вздохнуть не выдохнуть.
Резкие пронзительные толчки. Громкий хриплый крик, казалось, разнесся по всему зданию. Всеволод кусал эти тонкие сухие губы, целовал лицо, подбородок, шею, посасывал и лизал мочку уха. Пальцы двух парней крепко переплелись. Неожиданно Всеволод почувствовал, что еще пару таких толчков и он сдастся, но парень этого не желал, не желал быть один. Собрав последние оставшиеся силы, плотно сжал колечки ануса.
Оргазм накрыл как лавина, катящаяся со снежных склонов. Погрузив свое лицо в золотисто- пшеничного цвета мокрые волосы Виноградова, Игорь хрипло стонал, пытаясь укусить парня за правое плечо и за шею. Всеволоду удалось вырвать из жарких тисков свою руку, и перед тем, как полностью отдаться в объятия сладкой неги, он оставил свою метку на мускулистой спине Игоря.
Тяжело дыша, Всеволод опять запустил свои пальцы в шелковистые волосы Игоря. Крепко прижал к себе и дрожащим голосом прошептал:
— Ты только мой!

A A A

Поиск

Жанры Видео

Жанры Рассказов


© Copyright 2019