Эмочка

A A A
1
Жанры:  Жено-мужчины, Молодые парни, Совращение натурала
Часть 1

О! Стоит миленькое такое хорошенькое, как куколка. Огромная шапка волос, глазки подведены чёрным, губки ярко-розовым. Лиловые тени делают глаза мистически вызывающими. Ножки тоненькие, куртка кожаная до пояса и вроде попку видно, но всё равно непонятно.

- Красиво, глаз не оторвать, - улыбается Никита.

- Да-а? Спасибо. Огоньку дадите? - звонким голосом говорит Чудо Чудное в ботинках с розовыми шнурками.

- Пожалуйста, - Никита протягивает зажигалку.

Чудо Чудное прикуривает длинную тонкую сигарету. На чёрных волосах розовая повязка, Оно наклонило голову, повязка сползла. Существо поправляет повязку чёрными накладными ногтями с розовыми блёстками.

Никита хочет спросить, открывает рот, но в этот момент подходит ещё одно похожее существо, украшенное в том же стиле, настоящее Диво Дивное. Сигарета тлеет в тонких пальцах - пара невиданных существ нежно обнимаются.

- Что вам? - звонко и задиристо спрашивает подошедшее создание.

- Извините, я хотел только спросить, - Никита убирает зажигалку в пачку с сигаретами, - а вы девушки или мальчики?

- Ты что не видишь? - пожимает плечами Чудо Чудное с накладными ногтями.

Никита, хоть убей, не видит. В штанах у него ощущается некоторое волнение, даже возмущение, почти восстание изголодавшегося органа, и Никита решает вопрос сам.

"Симпатичные девчонки, - думает он, - попки кругленькие, хрупкие плечики. Боевой раскрас им к лицу однозначно. Грудь? Куртки скрывают, не понятно. У худеньких девчонок какая грудь-то - прыщи, зелёнкой смазать. Эх, невиданные девушки, словно инопланетянки, а симпатичные..."

Чудо Чудно и Диво Дивное садятся на скамейку напротив Никиты и начинают что-то энергично обсуждать, показывают руками, дают послушать друг другу в наушниках.

Из-под чёрных джинсов выглядывают чёрные с розовыми полосками носки.

"Невысокие девушки, а без каблуков, в мужских ботинках, - размышляет Никита, - теперь девки рядятся в городах как парни. Или это такие парни?"

Никита подходит ближе и садится на лавочку, пара пытается не замечать его.

- Простите, пожалуйста, - снова силится спросить Никита. Ему необходимо выяснить на кого собственно у него такой небывалый стояк, даже с Валентиной из ларька такого у него в жизни не случалось, а тут.

- Ты приезжий? - оборачивается к нему Диво Дивное с чёрными ногтями без блёсток, - не видал никогда эмо?

- Эмо? Эмо они парни или девушки? - спрашивает Никита волнуясь.

- Эмо, - Чудо Чудное пожимает плечами, - и парни, и девушки.

- Как это? - не унимается Никита.

- Парень, ты спроси конкретно. Что тебе от нас надо? Мы местные, знаем тут всё. Тебе сказать, где делают регистрацию? Разрешение на работу? - Диво Дивное позвякивает пятью серьгами в ухе и облизывает верхнюю губу золотой каплей на языке.

- Не, на работу я уже устроился, завтра пойду на работу, - улыбается Никита, - я никогда не видел эмо. В нашем посёлке эмо не родятся.

У Чудо Чудного с длинными блестящими ногтями пиликает телефон.

"Симпатичная девушка эта, которая вся блестящая, но мне та, что на паренька похожа, синеглазая с каплей золотого металла на языке больше нравится, - думает Никита, продолжая рассматривать обоих, - голос у неё такой бойкий, носик интересный резной. Очень красивая эма!"

Диво Дивное с Чудом Чудным перебрасываются парой фраз и быстро прощаются. Блестящая эмо удаляется к метро.

- Вот так всегда, - вздыхает Диво Дивное. С грустным, тоскующим взглядом оно нравится Никите ещё больше.

- Ушла подруга? - сочувственно произносит Никита.

Диво Дивное сдержанно смеется, демонстрируя ровные белоснежные зубы.

- Интересный ты. Как зовут-то?

- Никита. Я в Москве неделю всего. Мне понравились такие девушки - эмо, словно куколки, - Никите хочется прижать к себе это хрупкое изящное создание, но он боится обидеть москвичку.

- Мы не девушки, - Диво Дивное легко поднимается со скамейки, словно взлетает и опускается на ноги.

- Я понял, вы эмо. А у вас есть имена? - Никита тоже поднялся, надеясь полюбоваться на диковинное существо ещё немного.

- Того, который ушёл, Артур зовут, а меня Ильдар, - Чудо Чудное смотрит на экранчик телефона, - ты не спешишь, Никит?

- Куда мне спешить? - лицо Никиты вытягивается от удивления.- Вы оба парни?

- Да, - не отвлекаясь от телефона, отвечает Ильдар. - Меня так зовут, потому что папа у меня был не русский, только я его не помню.

Никита чуть не плачет, его вздёрнутый конец упирается в ремень, он не может отвести глаз от этого эмо, который посмел, гад, оказаться парнем.

- А мне так хотелось, - нечаянно роняет Никита.

- Уже не хочется? - Ильдар поднимает удивлённые глаза.

- Ты парень, я думал - девушка. Ты не похож на парня, ну ни каким местом, - взвыл Никита.

- Не дрефь, с тем местом у меня полный порядок. А у тебя? - Ильдар посмеиваясь, кивает на оттопыренную ширинку Никиты и целится чёрными ногтями.

- Сдурел?! - Никита бьёт вскользь по плечу Ильдара, тот падает рядом с лавочкой, - Люди кругом! А ты!

Никита опускается на корточки, Ильдар поворачивается на влажной траве на бок. Длинные чёрные пряди намокли и прилипли к куртке, свет вечерних фонарей золотит лак на сухих волосах Ильдара.

- Эмочка, - Никита опять не верит, что это существо, которое отлетело на траву от столь слабого толчка в плечо, может быть парнем, - ты не ушиблась?

- Нет, всё нормально, извини, - Ильдар быстро встаёт, поправляет причёску, - я год назад здесь познакомился с парнем. Хороший паренёк на стройку работать приехал, он подарил мне незабываемую ночь, но только одну.

- А! - Никита начал понимать, но понимание убивало романтику, - ты голубой?

- Чёрно-розовый, - улыбнулся Ильдар.

- Это хорошо. А зачем ты меня за елду хотел сцапать?

- Я в воздухе пальцами провёл, не собирался тебя хватать, - Ильдар двинулся в сторону метро, - Извини, не злись. Счастливо тебе, Никита!

- Постой, - Никита начал догонять Ильдара, - ты мне понравился, но как девушка, понимаешь?

- Понимаю, - Ильдар тряхнул блестящей шапкой волос, - а ты мне понравился как парень. Тебе кстати сколько лет?

- 24, а тебе?

- 18, - Ильдар достал телефон, - у тебя есть мобильный?

- Да, но раз ты парень...

- Могли бы просто общаться, - улыбнулся Ильдар.

- Эмочка, Ильдар. А куда ты идёшь? - Никита почти не знал город, боялся заблудиться в метро. Он остановился.

- Я на сегодня забил хату, но Артур как всегда не смог, блин. Если хочешь, можем съездить туда. Артур задолбал меня, если честно, - не скрывая досады, говорил Ильдар, - если б он не был свой, я б давно его бросил.

- Далеко ехать? - Никита хотел бы попить пивка в комфортабельной городской квартире, помыться в ванной, а не в душе рабочей общаги.

Бояться, по сути, Никите было нечего. Худенький женоподобный Ильдар, как казалось Никите, не представлял для него никакой опасности. Никита волновался, как бы не затеряться в дебрях московской подземки на обратном пути. "Опоздаю на работу и мне кранты, - думал он, - далеко не поеду, нет"

- Две остановки до хаты. Да, я тебя провожу обратно, - Ильдар посмотрел куда-то вдаль, и в его огромных накрашенных глазищах мелькнуло едва уловимое торжество. Но Никита увидел в тёмно-синих глазах эмо лишь отражение уличных огней.


Часть 2

Тяжёлая иностранная музыка не понравилась Никите. Он постеснялся купить себе по дороге пива и теперь жалел об этом, но ванна!

- Как всё пахнет приятно, - восхищался Никита, - я в этой ванне помещаюсь весь, могу вытянуть ноги. - Он продемонстрировал.

Ильдар бросил быстрый взгляд на Никиткины причиндалы, появившиеся на миг в толстом слое пены.

- Ничего, что я с тобой в ванной? - он протянул Никите банку коктейля.

- Да, ладно, сиди, - Никита отпил немного сладко-кислой жидкости и понюхал содержимое, - без водки?

- Энергетик с алкоголем, - прищурился Ильдар, - или для тебя не заметно 9% алкоголя?

- Немного чувствуется, - Никита отпил ещё и поднялся, - я вымоюсь, как положено. Не возражаешь?

- Я б спинку тебе потёр, да боюсь в глаз получить, - рассмеялся Ильдар.

- Потри, не откажусь. За глаза не бойся, - Никита тронул Ильдара мокрой рукой за футболку, - ты майку-то скинь, намочишься.

***

- О! Это ты?! - Никита уставился на огромный плакат на стене.

- Том Каулитц этого парня зовут, тот, что с микрофоном брат его Билл, - Ильдар нашёл на телефоне "1000 meere", - не слышал? Tokio Hotel.

- Не-е. Я люблю эту как её, Бьянку. Мне нравится Макsим, - застеснялся Никита. - "Наверно это мой рай..."

- Ради тебя могу найти, - кивнул Ильдар и начал щёлкать кнопками на телефоне, - "А помнишь небо, помнишь сны о молчании..."

- Хорошая песня тоже, оставь, послушаем, - Никита подошёл сзади и смотрел, будто разбирался в навороченных телефонах.

Тонкая шея Тома Каулитца, то есть Ильдара источала тонкий аромат явно не женских духов а-ля Рене Лакост, купленных в переходе метро. Никита почувствовал новый прилив возбуждения и присел на кровать.

Они поели, послушали музыку, болтали. Никита рассказал про свой крохотный посёлок, про своё невесёлое житье, про подружку-изменщицу. Ильдар в свою очередь поведал о московской жизни эмо, о хозяине квартиры - фанате группы Tokio Hotel, о своих не очень понятных Никите отношениях с Артуром.

- Ильдар, а если бы сейчас ты был с Артуром. Чем бы вы занимались тут? - поинтересовался Никита.

- Я бы целовал его тело, - золотая капля на языке прошлась по бледным губам Ильдара.

- С этой штукой приятно по телу? - Никита вздрогнул и глубоко выдохнул.

- Хочешь, чтобы я коснулся языком? Бить не будешь?

- Ладно, разок коснись, - Никиту разбирал интерес, он потуже затянул полотенце на бёдрах и откинулся на подушки.

Чёрные ногти скользнули по широкой груди Никиты, прохладные губы коснулись живота чуть выше пупка. Холодная золотая капля скользнула в пупок. Никита хотел сказать: "Хватит! Довольно! Отвали!". Он мог вскочить, одеться и уйти.

Мог...

Полотенце легко скользнуло с бёдер Никиты, обнажая возбуждённый член. Нежные, словно вовсе без ногтей, пальцы прошлись по яйцам и уверенно обхватили ствол. Холодная золотая капля скользила по тонкой дорожке от пупка вниз, она коснулась головки, уздечки, канала.

- О-оо, - Никита, поднял голову и увидел, как его член тонет во рту кукольного юноши.

Горячий рот ласкал Никитин член почти по всей длине, прохладная капля сновала вокруг головки, опускалась, петляла по стволу, поднималась вверх. Ильдар очень осторожно щекотал уздечку кончиком языка, не касаясь украшением нежной плоти.

Никита сладко разрядился Ильдару в рот. Сказочная лёгкая, словно дымка, боль и приятная истома разлились по всему телу. Он долго терпел, сдерживался, а тут такое необыкновенное удовольствие.

- Классная штука у тебя на языке, - тяжело дыша, выдавил Никита.

- Спасибо, Никит, - Ильдар снял с языка каплю и начал ласково вылизывать каждую складочку Никиткиного достоинства.

"И без неё хорошо" - подумал Никита, но не сказал.

***

"Наплевать, - успокаивал себя Никита, - подумаешь, отсосала мне не девочка, а эмо. Не убыло от меня и приятно. Девки мне неохотно сосали, все они хитрые у нас в посёлке. Последняя Ольга - красивая сука, но блядь оказалась. В Москве мне всё равно никого не найти, тут такие фифы, к туфле не подпустят, не то что..."

Никита хотел уехать в одиннадцать вечера, чтобы до двенадцати спокойно пройти в общагу.

- Никит, ты хочешь, что бы я проводил тебя? - Ильдар мыл посуду на кухне и увидел, что Никита начал собираться.

- Я помню дорогу, тут рядом, - отозвался Никита из прихожей.

Ильдар выглянул из кухни. Фартук подчёркивал его осиную талию и от этого хрупкие плечи казались шире, косметика немного поблекла, но лицо Ильдара не потеряло той игрушечной красоты, которая так привлекла Никиту в образах эмо.

- Я поцелую тебя один раз в шею или в щёку. Можно? - просил Ильдар, поднимаясь на носочки. - На прощание.

Никите стало как-то не по себе. "Он сказал мне "спасибо" после отсоса, а я ему не сказал, но ведь он же для меня старался-то, - думал Никита, - я не хочу благодарить пидора, но его, Эмку, не могу называть пидором. Пидарасы гадкие, отталкивающие, видел по телеку, знаю. А он хорошенький... игрушечный паренек с живой душой"

Мягкие губы коснулись Никитиной щеки.

- Ильдар, ты тут останешься? - Никите не хотелось уходить, он мучительно внушал себе что идти надо. "Надо! Надо ехать! - стучало у него в висках, - кровать всего одна, надо валить!"

- Да, мне ключи на сутки дали. Завтра поеду на работу отсюда, - Ильдар пытался улыбаться. - Спасибо. Удачи тебе!

"Опять "спасибо". За что?" - недоумевал Никита, - за этот тусклый вечер с песнями Макsим, которые Ильдар никогда не слушает. Он меня накормил, напоил энергетиком, ничего так пойло, но пиво лучше. Блин, а спасибо-то за что?"

- Ильдар, я хотел попросить тебя, - Никита сбросил куртку, вынул свой старенький телефон из кармана, - перекачай мне песни Макsим.

- У тебя bluetooth, ИК-порт? - Ильдар посмотрел Никиткин раритетный аппарат, - у-у, не получится. Тебе можно закачать только маленькие мелодии midi. МР3-файлы у тебя не поместятся, тем более в таком качестве. Если хочешь, я поищу midi, но будет кусок песни.

- Не, кусок не надо. Ильдар, можно я ещё побуду, послушаю на твоём, - Никита начал снимать ботинки.

- Слушай, сколько хочешь. - Ильдар запустил последний плей-лист и вручил Никите телефон, - я уберу на кухне, сейчас приду.


Часть 3 (последняя)

- Узкая кровать для двоих, - шептал Никита, - этот фанат Тома с Биллом один тут, небось, спит.

- Когда как. Артуру нравилось тут спать со мной. Только спать, больше он ничего не любит, - Ильдар придвинулся к стенке вплотную, - он постоянно говорит о девчонках, но с девчонками он тоже ничего не любит, только по магазинам болтается.

- Мне показалось у вас с Артуром так: ты за парня, он за девку, - усмехнулся Никита, располагаясь поближе к середине кровати.

- Так и есть, я его ласкал, а он выёбывался, - тихонько засмеялся Ильдар. - Спокойной ночи.

- И тебе.

Никита смотрел на очертания хрупкого тельца Ильдара, а Ильдар поглядывал, как вздымается широкая грудь Никиты, оба делали вид, что спят.

***

- А ну иди сюда Эмка! - Никита повернул Ильдара и налёг сверху, - не могу я с симпатягой в одной постели и без ебли.

- Не спеши, - Ильдар тыкался носом в Никиткину шею, - Никит с этой стороны это делается не так... со мной не так...

Никита с угрожающим рёвом перевернул Ильдара и стащил с него плавки. Узкая круглая попка была восхитительна! Никита с удовольствием похлопал по одной булке, по другой.

- Надо смазку, - шептал Ильдар, - будет больно без смазки и не только мне.

- Я поплюю. У моей девчонки всегда в дыре было сухо, я слюной смазывал, - отозвался Никита, отбрасывая свои семейники на пол.

Ильдар шептал ещё что-то, Никита не слушал. Он раздвинул упругие половинки эмо-попки и жестко вторгся в нежную горячую глубину. Он словно спешил куда-то, качал-наяривал, сопровождая свои движения то рёвом, то мычанием.

- О-оо, скоро, а-а, - сообщил Никита, продолжая долбить, и не заметил, что Ильдар под ним, чуть изменил положение. - Потерпи Эмка! Сейчас...

- Раком поставь меня! - крикнул звонким плачущим голосом Ильдар.

Никита приподнялся сам, поставил Ильдара на коленки и выскочил елдой из попки. Он хотел было снова поплевать, но длинные пальцы цепко схватили его за ствол и направили головку точно в очко. Вторая рука Ильдара гуляла по его длинному тонкому колышку, далеко отодвигая кожицу.

Никита качнул несколько раз и, содрогаясь всем телом, начал валиться на Ильдара. Ильдар стянул со стула свою футболку и бросил на кровать.

- О! О-оо! - Никита кончал долго.

Ильдар чувствовал, как стекает по кишке горячая сперма. Сфинктер запульсировал, и на майку, разложенную под грудью Ильдара, брызнул небольшой фонтанчик, ещё выстрел. Ещё...

- Это что такое? - Никита брезгливо отшатнулся, бросая вздрагивающее тело Ильдара.

В ванной он увидел, что основание его члена немного попачкано кровью. Никита смыл сперму, кровь, насухо вытерся и вернулся в комнату.

Ильдар собирал с кровати простынь, футболка была завязана у него на поясе по типу памперса.

- Надо было со смазкой, сперма с кровью очень плохо отстирывается, - Ильдар посмотрел матрац, - хорошо, что сюда не попало. Я постелю новую простынь, ложись, а эту придётся застирать.

Никита лёг на чистую прохладную простынь и почти моментально уснул. Ильдар долго стирал, сушил хозяйскую простынь утюгом, понежился в тёплой ванной и пришёл к своему неуклюжему любовнику под бочок.

***

Никита проснулся в страхе опоздать на работу. Он схватил телефон: было всего пять часов утра. За окнами занимался рассвет. На кровати лежало существо небесной красоты.

Длинные чёрные волосы волнами рассыпались по подушке, загорелое изящное тело грациозно изогнулось.

Бледно-розовые губы чувственно приоткрыты, словно ждут поцелуя. Длинные густые ресницы, необычная форма аккуратного носика, маленькое ушко с пятью золотыми серьгами, тонкая шейка, плоские мышцы груди с маленькими сосочками, и всё такое живое и приятно пахнущее.

"Господи, что я наделал-то, - вспомнил Никита, - а он и без краски хорошенький, у него ещё и глаза синие, большие, грустные"

Ильдар улыбался во сне. Никита потянул одеяло. Плавки сушились в ванной, Ильдар спал, прижимая ладошкой свой напрягшийся колышек.

"И всё-таки он не девчонка, - Никита, словно открытие сделал для себя, - я ему порвал очко. Почему он терпел, не плакал? Он не просил вытащить, даже наоборот сам мне помогал его драть. Эмка себе подрочил и спустил, вроде бы... как-то это не привычно, когда пара твоя спермой стреляет".

Никита начал поглаживать гладкую ногу Ильдара, прошёлся по его груди. "Надо бежать, - Никиту пронзала, мучила эта мысль, сверлила ему мозг, - надо сматываться, пока не распахнулись эти небесные глаза, в которые мне стыдно будет смотреть."

Никита быстро оделся, посмотрел на Ильдара и решил укрыть его одеялом по шею.

- Ты уходишь?

Никита выронил телефон прямо в кровать.

- Прости, Эмка, я не хотел так, - губы Никиты искривились, - я не злой и не пидарас. У тебя болит там теперь, да?

- Крови больше не было, трещинка маленькая, ничего заживёт, я помазал. Никит, я знаю, что ты не злой, просто ты не умеешь с парнем, и меня не послушался, - Ильдар сел на кровати, - я сердился, потому что квартира не моя и мне неудобно перед хозяином, если я что-то испорчу, понимаешь?

- Не понимаю, - Никита сел на кровать и уронил голову на ладони, - я не понимаю, почему я так поступил! Не понимаю, почему не хочу уходить! Со мной никогда не бывало, чтобы я столько всего сразу не понимал!

- Никит, всё уляжется, ты обдумаешь и успокоишься, я дам тебе телефон, - Ильдар забил свой номер в телефонную книжку Никиткиного раритета, - звони, скоро лето, у меня будет возможность, пригласить тебя к себе.

- А как же твой Артур? - вспомнил Никита.

- Ради него я стал эмо, год подрисовывал глаза и красил ногти, но так ничего и не вышло, - рассмеялся Ильдар. - Сейчас я похож на Тома Каулитца?

- Не-ет, - покачал головой Никита, - ты гораздо красивше этого нерусского.

- Ты спешишь?

- Нет пока, - Никита смотрел, как Ильдар расстёгивает его штаны, - Эмка, ты отсоси, только не благодари меня, ладно?

- Не смущайся, мне нравится ласкать тебя, правда, - Ильдар поднял глаза, но член Никиткин из рук не выпустил. <

***

Каждый день, заводя будильник на телефоне, в сигаретном дыму и сивушном запахе рабочей общаги Никита ложится спать на своё фанерно-соломенное ложе. Перед сном он каждый раз находит легко запоминающийся номер телефона, Никита словно проверяет, все ли цифры на месте. Он ни разу не нажал на кнопку вызова.

- Мне бы очень хотелось встретиться с тобой, - шепчет Никита, - да не утерплю я, Эмка, снова тебя изнасилую. За тот раз простить себе не могу. Не стану мучить тебя, запал ты мне в душу, поэтому счастья тебе желаю, а не боли и унижения.

А Ильдар всё так же подводит глаза и красит губы и ногти, тусуется в кругу эмо, он проколол себе бровь, но на его настроении это не отразилось. Он восстановил утерянную СИМ-карту только ради Никиты, он ждёт звонка и проклинает себя, что не попросил у него телефона.

- Когда же ты позвонишь? - шепчет Ильдар, выключая компьютер, - Дача пустует, и пусто в душе без тебя, Никита.

A A A

Поиск

Жанры Видео

Жанры Рассказов


© Copyright 2019