Необычное хобби

A A A
1
Жанры:  Молодые парни, Садомазо
Ничто так не возбуждает, как вид порабощённой силы, вид пойманного в силки дикого зверя, ненавидящего свои оковы, но при всём желании не способного избавиться от них...

Я давно придумал для себя оригинальный и весьма действенный способ получать хорошую дозу адреналина в кровь. Не нужно лезть в горы или заниматься паркуром, рискуя здоровьем и жизнью. В качестве спорта меня больше устраивают занятия в тренажёрном зале. Нет, мой способ значительно безопаснее... на первый взгляд. Он носит название - selfbondage.

Многие считают, что эта страсть вызвана отсутствием партнёра, верхнего, топа. Но какой в этом смысл? Ведь вдвоём это будет всего лишь игра! Надоели тебе твои оковы, скажи заветное слово - и всё, свобода. Нет, настоящим узником можно себя почувствовать лишь в двух случаях: в руках маньяка (на что нарываться, естественно, глупо) и в руках времени. Здесь сколько ни старайся, сколько ни проси, до конца положенного срока никто тебя не выпустит. А чтобы стало ещё интереснее - создай испытание на пути к воле. Пройдёшь его, и победой будет свобода, не пройдёшь - тебя ждёт разоблачение. Ведь страх перед позорным фиаско опьяняет и возбуждает.

Друзья, знакомые, родственники считают меня совершенно нормальным среднестатистическим парнем. Я учусь в институте, занимаюсь спортом, имею пару безобидных хобби и увлечений. Но сейчас, в эту пятницу, я еду на нашу дачу, чтобы оголить свою тёмную сторону души, дав свободу порочным страстям. С собой я везу всё необходимое для своего плана.

На часах семь вечера, и я на месте. Наш участок окружён соседями с трёх сторон. Помимо дома, построенного полвека назад, на нём ещё есть совсем новенькая баня. Она-то и станет ареной для моих сегодняшних приключений. Ещё одна немаловажная деталь - заборы между нами и соседями невысокие, и деревьев вокруг очень мало, так что весь наш участок лежит перед другими как на ладони.

Итак, сделав все необходимые приготовления, я начинаю ждать ночи. В августе они наступают раньше и особенно темны. Как только в последнем соседском доме гаснет свет, я приступаю к осуществлению своего плана.

Раздевшись догола, я достаю из холодильника кусок льда с вмороженными в него двумя кусками верёвки и, прихватив его с собой, направляюсь в баню. Зайдя внутрь, я включаю тусклый фонарь и зашториваю маленькое окошко. Встав на табуретку, я привязываю один конец верёвки со льдом к специальному крюку в потолке, а к свободному её концу - ключ от навесного замка, лежащего на полу рядом. Затем табуретка выставляется на улицу прочь, а дверь закрывается на тот самый замок, в особые кольца, вделанные в неё изнутри. Всё, теперь мне отсюда не выбраться. Баня превратилась в мой острог, ведь чтобы выйти теперь наружу, нужен ключ, а он висит под потолком, и, пока лёд не растает, он для меня недоступен.

Но это ещё не всё. Пришло время заняться собственной экипировкой. На полу в углу меня дожидается пара кожаных манжет, соединённых цепью. Обернув их вокруг щиколоток и закрепив ремешком, я теряю возможность нормально передвигаться. Цепь всего 20 см в длину, и мне приходится перемещаться маленькими шажочками. Манжеты, увы, не имеют креплений для замков, но это и не важно, всё равно через пару минут я уже не смогу их снять...

Закончив с ногами, я беру кусок тонкого прочного жгута и начинаю обвязывать им основание своего члена. Через пару мотков я продеваю верёвку в отверстие ещё одного маленького ключа от замка, который станет моим тюремщиком через несколько мгновений. Вот завязан последний узел, и всё готово. К основанию моего члена привязана верёвка, на которой болтается ключ. Его брат-близнец остался в доме - такова задумка.

Осталось самое важное - надеть колодки. Это чарующее приспособление издревле служит символом неволи. Каждый раб должен чувствовать на шее крепкое ярмо - как символ своего положения. Итак, я облачаю свои руки и шею в деревянный станок и, изловчившись, правой рукой защёлкиваю специальный шпингалет, а на нём небольшой замочек.

Наконец, приготовления закончены, и наступает сладостное ощущение беспомощности. Моя свобода и честь зависят теперь не от чужой и даже не от моей воли, а лишь от бесстрастных законов физики. Лёд бесполезно уговаривать растаять быстрее. Сейчас я пленник без права на амнистию. Однако самое интересное меня ещё только ждёт.

Первое время я просто переминаюсь с ноги на ногу, прохаживаюсь из угла в угол, осваивая новое для себя положение. Тело испытывает непривычные ощущения. Ногам хочется сделать более широкий шаг, но этому мешают кандалы. Из-за того, что руки разведены в стороны и зафиксированы в таком положении, мышцы груди немного напряглись и кубики пресса на животе иногда подёргиваются в лёгкой судороге. Член, обмотанный у основания верёвкой, слегка выступает вперёд, беспомощно болтаясь между ног. Если бы сейчас сюда вошёл некто и захотел со мной что-нибудь сделать, я оказался бы абсолютно беспомощным перед ним.

Наконец, мне начинает надоедать моё положение, и появляется желание попробовать избавиться от оков. От колодок 2 ключа. Один из них - в доме, но до него не добраться, поскольку дверь в баню заперта, а лёд с вмороженной в него верёвкой с ключом висит слишком высоко, даже если подпрыгнуть. Значит, остаётся второй ключ, висящий на члене.

Я нагибаюсь, пытаясь дотянуться до верёвки, но руки в колодках мне почти неподвластны. Чтобы было удобнее, приходится сесть на пол, но и тогда у меня ничего не получается. Будь я тощим костлявым пацаном, может, из этой затеи чего бы и вышло, но систематические занятия в качалке сделали моё тело мощным, при этом, увы, не слишком пластичным. Играя мышцами, я всеми силами пытаюсь изловчиться и схватить хотя бы край верёвки, хотя и понимаю, что смысла в этом немного, ведь всё равно придётся развязывать узел. Ради удобства пытаюсь раздвинуть ноги, забыв о проклятой цепи. Чёрт! Всё без толку!

Поелозив так минут двадцать, я осознаю, что мне придётся отступить. Колодки довольно увесистые, и передвигаться в них совсем некомфортно. А ведь свобода так близка - чуть ниже пупка!

Немного отдохнув, я решаю попробовать освободить руки. Но и эта идея не имеет успеха. Руки накрепко скованы в 30 см от шеи, и сколько ни старайся, изменить их положение не удастся.

Проходит ещё часа два. Из-за веса колодок стоять уже нет сил, поэтому сижу на полу. Невзирая на то, что на дворе всё ещё лето, ночью уже довольно прохладно, и я не на шутку замёрз. К тому же руки, зафиксированные в одном положении, давно затекли, не говоря уже о связанном члене. От первоначального запала уже ничего не осталось. Моё занятие кажется мне глупым, и хочется лишь одного - поскорее выбраться отсюда. Будь сейчас в этой комнате мой партнёр, я бы непременно попросил его расковать меня, но партнёра нет.

В какой-то момент лимит терпения у меня неожиданно заканчивается, и я с яростью снова и снова повторяю попытки освободиться. Однако ни до ключа на члене, ни до кандалов дотянуться невозможно. Лёд тоже тает очень медленно. В отчаянии я пытаюсь разорвать колодки руками, напрягая, что есть сил, все мускулы. Боже, как глупо...

Наконец, обессиленный, тяжело дыша, я почти что падаю на колени. И тут начинается самое захватывающее. Чувство собственной беспомощности и унижения вызывают у меня дикое возбуждение, член наливается кровью и встаёт колом. Мышцы груди и живота напрягаются, а со лба градом стекает пот. Проходит ещё пара секунд, и струя спермы вырывается из меня, доставляя неземное блаженство. Мне хочется закончить оргазм, но руки скованы, и это лишь усиливает все ощущения. Спустя две минуты вслед за первой струёй из меня вырывается вторая, уже более слабая, но значительно убийственней первой. Обессиленный, я падаю на спину, жадно глотая ртом воздух, в глазах всё плывёт, и я постепенно перестаю понимать, что со мной происходит...

Рассвело. Я сижу в углу бани, как и прежде, в своих оковах. С улицы до меня доносятся чьи-то отдалённые голоса и шум изредка проезжающих где-то вдали электричек. Сейчас, вероятно, часов восемь утра. В это время все наши соседи уже на ногах. Неожиданно в противоположном углу бани раздаётся какой-то звон. Ура, это ключ! Он наконец-то упал на пол! Пришло время перейти ко второй части моих приключений.

Я подползаю к ключу. Поднять его, будучи в колодках - дело непростое, но мне это удаётся. Затем я подхожу к двери, открываю замок, осторожно выглядываю наружу и... опрометью отпрыгиваю назад. Прямо напротив входа в баню за невысоким забором наша соседка Валентина Михайловна поливает свои чёртовы розы! Если она или кто-нибудь другой узрит меня в таком виде, публичного разоблачения и позора мне не избежать. Но добраться до дома необходимо, только там есть доступный ключ от моего деревянного ярма, и добыть его нужно как можно скорее - в полдень на дачу приедут родители и сестра!

Слегка отодвинув оконную занавеску, я начинаю следить за соседкой. Как же долго она копается! Но что это? Не может быть - она идёт к нам! Что ей нужно?!

Так, входит в калитку, подходит к дому, приоткрывает дверь и заглядывает внутрь. Убедившись, что там никого нет, она выходит обратно и... направляется к бане! Я кидаюсь к двери, пытаясь закрыть её на замок, но слишком поздно, в моём неуклюжем положении на это уйдёт очень много времени. Тогда что есть мочи я прислоняюсь к двери. Она откроется только через мой труп!

- Игорь, ты здесь?

"Что ответить? Что ответить?!"

- Аэа... да, здесь... но я занят... в смысле, не одет. Зайдите попозже.

- А твоя мама сегодня приедет? Она мне новый сорт роз обещала привезти.

- Да, да, приедет! Приходите позже, и будут Вам Ваши розы!

- Ладно.

Слава Всевышнему, ушла! Надо попробовать выйти. Осторожно приоткрыв дверь, я выглядываю наружу. На первый взгляд, всё чисто. Медленно выйдя наружу, я с опаской оглядываюсь по сторонам. Как приятно - утренний свежий ветерок нежно обдувает моё голое тело, где-то в роще поёт соловей, Михал Михалыч уселся на шезлонге и читает газету... Проклятье, сосед! Со всех ног я забегаю обратно в баню и сажусь на пол, опершись спиной об дверь. Теперь этого старого хрыча заставит зайти в дом разве что угроза ядерной войны.

Сижу уже не знаю сколько. От страха время тянется особенно медленно. В воображении ярко рисуется картина моего унижения, недоумение на родительских лицах, ехидный смех сестры. Нет, медлить дальше нельзя, соседи или не соседи, но мне во что бы то ни стало нужно попасть в дом.

Я снова выхожу наружу и пристально оглядываюсь по сторонам. Вот так удача: вокруг ни души, даже Михал Михалыч куда-то делся. Этот шанс нельзя упускать. Со всех ног я бросаюсь к дому и тут же, зацепившись ногой за цепь кандалов, падаю на землю. В зобу даже дыхание спёрло - не столько от боли, сколько от страха. Наверняка кто-нибудь, да услышал мой мат и вышел полюбоваться на автора сей тирады. Пару секунд я лежу, не смея поднять головы. Однако, судя по звукам, всё обошлось. Поднимаясь с земли, вновь оглядываюсь. И вправду - никого! Немедленно в дом!

Забегаю внутрь - победа! На столе лежит ключ к желанной свободе. Избавившись от колодок, кандалов и верёвки на члене, я начинаю массировать своего друга, чтобы расслабиться, пока не кончаю. Теперь мне осталось лишь убрать весь "инвентарь" до следующего раза...

A A A

Поиск

Жанры Видео

Жанры Рассказов


© Copyright 2017