Секция греко-римской борьбы

A A A
1
Жанры:  Азия и Кавказ, Молодые парни, Спортсмены
Часть 1

Как и многие парни, в юношестве я посещал всевозможные секции. Приоритетной для меня всегда оставалась спортивная гимнастика, но с большим удовольствием занимался я игровыми видами спорта, увлекался боевыми искусствами, особенно греко-римской борьбой. Благодаря упорству и хорошей физической подготовке я достаточно быстро в ней преуспел и спустя полгода занятий был приглашён к главному тренеру нашего города на просмотр. Мои данные его впечатлили, и, несмотря на то, что областной чемпионат начинался через 2 месяца, Семёныч поставил меня в основную группу. Естественно, многим это не понравилось. В секции негласно правила кавказская диаспора, многие из них месяцами шли к главным соревнованиям, а тут появляется "русский выскочка" и тут же претендует на место в сборной!

К придиркам и насмешкам я относился спокойно, просто продолжал упорно работать и уже через неделю на первой спарринг-сессии выиграл у всех представителей своей весовой категории с явным преимуществом. Недовольные успокоились, и через месяц общения у меня сложились с коллективом приятельские отношения. И всё бы хорошо, но один из парней продолжал люто меня ненавидеть. Причин было две: во-первых, его расистское отношение к русским, во-вторых (и главных), его младший брат проиграл мне в отборе и рисковал пропустить чемпионат области, что неимоверно бесило обоих. Братья Заирбеговы считались самыми талантливыми борцами в нашем регионе, старший, Анвар, уже дважды неплохо проявлял себя на всероссийских первенствах, а младший, Мага, считался перспективным юниором, и тут неожиданно появился я.

Тренер не мог нарадоваться данному факту - впервые в его команде появилась достойная конкуренция Маге, что подстёгивало остальных заниматься упорнее. Анвар же продолжал задевать меня по поводу и без. Физически я его не боялся, несмотря на то, что он был в более тяжёлой весовой категории, но и прямого отпора не давал, понимая причины такого его поведения.

Спустя месяц я окончательно освоился в коллективе и уже спокойно укладывал на лопатки любого, кроме Анвара. Зная о наших отношениях, Семёныч упорно игнорировал мои просьбы о спарринге с парнем. Видя мои успехи, гордый аварец ещё больше старался меня унизить, что в итоге и привело к неизбежному конфликту.

После одного из контрольных спаррингов (где я на глазах Анвара издевательски уделал его брата, проведя болевой, вынудив Магомеда просить прекращения боя), разговаривая с тренером, я ощутил мощнейший толчок в плечо. Развернувшись, я увидел удаляющихся братьев. Моментально вспыхнув, я подсёк ногу старшего брата, и он на глазах у всего зала рухнул на паркетный пол. Повисла неловкая пауза.

Анвар моментально вскочил и кинулся на меня с кулаками. Вцепившись в друг друга, мы кубарем покатились по полу, осыпая участки тела друг друга кулаками. Тут кто-то вцепился в меня мёртвой хваткой и резко оттащил в сторону от соперника. Своим заплывшим глазом я увидел только, как остальные держат младшего Заирбегова, рвущегося ко мне, и уже над ухом услышал крик Семёныча:

- Вы что, совсем охуели тут? Через месяц соревнования, а они тут калечат друг друга! Запомните раз и навсегда: вы борцы, и если между вами есть проблемы, решайте их на татами.

Предложение Семёныча все восприняли на ура. Анвар стал переодеваться в борцовку, а я вышел в центр зала. Меня трясло от недавней стычки и возбуждения. Я так долго ждал этого момента! Я был уверен в том, что легко сделаю аварца, и буквально рвался в бой.

Тренер махнул рукой, и мы ринулись друг на друга. Но не прошло и 10 секунд, как я оказался в положении Магомеда. Я не совладал с массой и физической мощью Анвара, пойдя на рискованный бросок, я просто оказался под ним. Двумя выверенными движениями он заломил мне руку и провёл болевой. Я стал судорожно стучать по татами, сдаваясь. Аварец, напротив, не спешил ослаблять железную хватку и продолжал выламывать мне руку. Боль была дикой, кости трещали, и если бы не вмешательство Семёныча, перелома бы точно мне не избежать.

Домой я пришёл в ужасном настроении. Обиден был не сам проигрыш, а то, насколько легко всё сделал Анвар. Обида волнами плескалась внутри, я злился, ходил по комнате кругами, собираясь завязать с греко-римской, пока не уснул прямо в одежде на кровати. Но не зря говорится в пословицах о мудрости утра. Проспавшись, я осознал, что мне есть куда стремиться, и даже обрадовался возможности стать сильнее.

Теперь на тренировках я стал появляться первым и уходить последним. Качалка, офп, броски - все элементы подготовки я выполнял в два раза усерднее. Анвар, к слову, практически перестал меня трогать. Он не стал относиться ко мне лучше, он просто меня не замечал. Зато Семёныч не мог на меня нарадоваться, постоянно приводя остальным в пример. Теперь спарринги у меня были только со старшим Заирбеговым, которому я постоянно проигрывал, и пусть с каждым разом поединок наш оказывался всё более упорным, Анвар неизбежно меня побеждал, что злило и вдохновляло меня одновременно. Так прошёл второй месяц моей подготовки.

Перед поездкой на соревнования решено было устроить контрольные спарринги, по результатам которых и определился бы состав сборной. Свой матч у младшего Заирбегова я выиграл с явным преимуществом, но, к слову, и Мага сильно прибавил в мастерстве с момента нашей последней встречи. Так как достойного соперника у Анвара не было, мне предложили побороться и с ним. За этот месяц я досконально изучил его манеру ведения боя. Я пытался найти его слабое место, но всё равно никак не мог победить парня. Я понимал, что у него есть проблемы с передвижением, достаточно слабые икры и не сильная поясница, но ничего не мог поделать с его физической силой; он постоянно меня заламывал. И в этот раз, несмотря на то, что я впервые был близок к победе и за 26 секунд до конца поединка вёл в счёте, Анвар в конце просто смёл меня, проведя неожиданный бросок через себя. Он явно запыхался и впервые боролся со мной на равных, но меня это мало радовало, так как я опять проиграл.

На собрании Семёныч обратился ко мне с просьбой, которую я явно не ожидал от него услышать.

- Слушай, тут такая ситуация. Магомед-то с тобой неплохо боролся, а в каждой весовой категории мы можем выставить от секции только одного человека.

- И чё, Семёныч? Куда это ты клонишь? - поинтересовался я.

- А что, если в твоей весовой отправить его, а ты поедешь от тяжей?

- А как же Анвар? Он единственный, кто способен хоть что-то выиграть на области, - я действительно не очень понимал, чего от меня хочет этот старый лис.

- Анвар и так поедет, он там свой титул защищать будет, а тебя отправим как победителя в его весовой категории.

Сначала я хотел отказаться, меня абсолютно не грела мысль бороться с тяжами на данном турнире, но, немного подумав, я согласился с тренером. Логика была проста. Во-первых, между юношами нет такой большой разницы в весовой категории, как у взрослых мужчин, во-вторых, если Анвар действующий победитель и главный фаворит предстоящих соревнований, а я могу с ним бороться на равных (в чём я убедился буквально накануне), то бояться мне нужно только встречи с ним. Конечно, многое зависело от жеребьёвки, но кто не рискует, тот не пьёт шампанское, а на чемпионат региона отбирались финалисты соревнований. И последнее - больше участников от нашей секции, больше возможностей для получения медалей, да и тяжёлая весовая категория - самая престижная в борьбе.

- Я согласен, Семёныч, поехали так.

Глаза братьев просто округлились. Как потом рассказывали, они подумали, что я откажусь из мести.

Закончив с формальностями, заполнив всякие анкеты, я, наконец, оказался на улице. Сказать честно, я немного жалел о своём поступке, появилась небольшая трусость, мозг твердил, что лучше синица в руках и победа в своей весовой категории, но сердце уверяло, что я всё сделал правильно.

Заворачивая за угол, я увидел машину Анвара, рядом с которой стоял он сам, и впервые за долгое время аварец обратился ко мне напрямую.

- Тебя подвезти? - с лёгким акцентом спросил он.

- Да нет, прогуляться хочу, - отказался я.

- Как хочешь, - сказал Анвар, протягивая руку. - И знаешь, спасибо... за брата.

Теперь и мозг был спокоен, всё-таки добрые поступки вершить гораздо интереснее.

На следующей неделе стартовали соревнования. Братья жили в двухместном номере, я с Семёнычем и ещё одним сборником поселились в трёшке. На жеребьёвке повезло, с Анваром мы попали в разные сетки (хотя регламент турнира учитывал, что мы из одной секции, и должен был и так нас развести), более того, второй главный фаворит соревнований попал в его половину. Магомед спокойно обыгрывал своих соперников вплоть до финала, где, несмотря на ярое сопротивление оппонента, по дополнительным показателям выиграл свою весовую категорию. Мы с Анваром также успешно дошли до совместного финала. Я испытал проблемы только в том, что против меня боролся неуступчивый осетин, который вдобавок намазался каким-то неприятно пахнущим маслом. До последнего раунда я уступал ему одно очко, пока Семёныч в перерыве не посоветовал мне смазать руки тальком. После этого всё стало на свои места, и я спокойно добился победы. Анвар же шёл куда более уверенно, разнося в пух и прах каждого. Так продолжалось до полуфинала, в котором мне и достался второй главный претендент, многие даже называли это досрочным финалом, но не буду забегать вперёд.

На татами развернулась настоящая рубка, соперник Анвара был явно кг на 20 тяжелее, но всё-таки Заирбегов выстоял и вышел в финал. По регламенту турнира решающий поединок проводился в тот же день. Я прекрасно понимал, что это мой шанс наконец-то выиграть. Анвар был явно уставшим и пытался форсировать события, первый раунд он ещё держался и даже вырвался по очкам вперёд, но я продолжал гнуть свою линию, заставлял его двигаться и выматывал его стремительными атаками, и он всё-таки дрогнул, за полминуты до конца раунда я впервые умудрился положить его на лопатки. Счастливее меня в тот момент, наверное, никого не было. Анвар сухо поздравил, сказал что мне повезло, но мне было насрать.

С этого времени мы стали готовиться на региональное первенство. Схватки с Анваром стали ещё более принципиальными, но боролись мы уже абсолютно на равных. Мне стало делать это гораздо легче. Во-первых, я набрал мышечную массу, во-вторых, после той победы я преодолел себя психологически, страха перед проигрышем не было, что развязывало мне руки. В итоге мы вчетвером отправились на соревнования.

Братья снова хотели поселиться вместе, но тут в дело вмешался Семёныч. Так как весовая категория Магомеда соревновалась утром, а мы вечером, он предложил нам жить вместе, чтобы не нарушать подготовительный процесс друг друга. Мне было всё равно, да и резон в данном предложении был, поэтому братья, посовещавшись, согласились. Но, несмотря на то, что мы с Анваром жили теперь вместе, виделись мы крайне редко. Анвар предпочитал находиться либо в качалке, либо на соревнованиях, я же укреплял выносливость на стадионе и качался на турниках. Единственное, мы стали разговаривать по ночам - о жизни, о религии, и эти беседы могли длиться до утра. Вообще, мы стали даже приятелями.

Турнир сложился для Магомеда неудачно. К сожалению, в полуфинале он проиграл фавориту соревнований, а в битве за третье место уступил ещё одному борцу. Мы же с Анваром дружно дошли до финала. Схватки были трудные, чувствовался другой уровень состязаний, но бойни друг с другом пошли нам на пользу. В итоге титул снова оспаривали я и Заирбегов.

В этот раз я понимал, что рубки не будет, я прекрасно уже знал, как с ним нужно бороться. Так и получилось: Анвар оказался на лопатках через минуту после начала матча. Я ликовал! Награждение, праздничный банкет, счастливый Семёныч - всё было как во сне.


Часть 2 (последняя)

Ближе к полуночи мне стало скучно, и я решил отправиться спать, но своего соседа, у которого находился единственный ключ от номера, в банкетном зале не было видно. Я нашёл его брата и спросил:

- Слушай, Мага, Анвара не видел?

- Да он спать час назад ещё ушёл.

Попрощавшись со всеми, я поспешил в номер. Дверь была заперта. Я несколько раз постучал и уже собрался звонить на телефон Анвара, как услышал шаги. Дверь приоткрылась, увидев меня, Анвар посторонился и пропустил меня в номер. Я зашёл и закрыл дверь на щеколду. Анвар стоял в центре номера в одном полотенце. Выло видно, что он только из душа; капельки воды блестели на его широкой спине. Он наливал коньяк в одноразовую рюмку.

- Будешь? - спросил он меня, показывая взглядом на пластиковый стаканчик.

- Сейчас, только искупаюсь, - ответил я.

Быстро зайдя в душ, я стал смывать с себя следы трудового дня. После душа, так же обернувшись полотенцем, я вышел в номер.

Анвар сидел на кровати и смотрел телевизор. Он не был красавцем (большой нос, широкие скулы), зато тело было как у мифического Самсона: широкие плечи, сильные руки, накачанная грудь, все кубики пресса. Грудь и живот его покрывали густые тёмные волосы, от него прямо-таки веяло мужественностью. Осматривая его, я невольно стал возбуждаться. Я даже удивился, почему не рассматривал его в сексуальном плане раньше, но, зная его отношение ко мне, решил, что лучше успокоиться.

Я сел, он налил мне коньяк, и понеслось! Разговор сначала не клеился, но алкоголь тем и хорош, что развязывает язык. Через некоторое время мы оживлённо болтали. Коньяк был литровый, и ближе к окончанию бутылки говорили мы уже с трудом, но тут Анвара понесло:

- Я вообще не понимаю, как я тебе проигрываю, ты же ничего не можешь! - как заведённый повторял он.

Я просил его мотивировать свои слова, стал злиться и в ответ в итоге выпалил:

- Да хуля тебя делать, ты же как девка борешься.

Моментально я ощутил у себя на шее его руки - и мы кубарем скатились на пол.

- Девка?! Девка?! Щас я из тебя девку сделаю! Педрило ёбанное! - шипел Анвар.

Мы катались по комнате, каждый пытался заломить соперника. Моё полотенце было сорвано Анваром и откинуто в сторону, своё он сдёрнул сам. Первому удалось меня заломить Анвару. Согнув мои руки кверху, он поставил меня в "коленно-плечевую" позицию и упёрся в меня своим возбуждённым членом. Несмотря на то, что я имел опыт анального секса, такое проникновение в мои планы не входило. Я попытался вытянуться на полу, что было ошибкой: Анвар моментально своей физической массой прижал меня и своим коленом стал раздвигать мои ноги, освобождая дорогу горячему члену. Я отчётливо чувствовал на себе смазку его органа, потом почувствовал давление на сфинктер и до упора сжал свои ягодицы. Анвар пытался проникнуть глубже, но у него это никак не получалось.

- Ну, расслабься, сейчас всё будет хорошо, - шептал он мне на ухо.

И тут я решил рискнуть и полностью расслабился, Анвар по инерции подался вперёд, и я тазом опрокинул его тело в сторону. Со звериным рыком Заирбегов набросился на меня.

Данная потасовка не на шутку возбудила обоих. Руки, ноги, члены, ягодицы - всё сплелось в клубок из органов двух тел, пока мы не оказались в сходной с предыдущей позиции, с той лишь разницей, что теперь я находился сверху, а его голова оказалась прижата к тумбочке щекой. Анвар пытался вырваться, мускулы ходили по его спине волнами, вены на шее и ногах надулись, как жгуты, но я держал его крепко. Минут через 7 я понял, что он начал уставать, и спокойно переместился, улёгшись между ног Анвара, что вызвало очередной приступ его сопротивления, но я держал парня крепко, чувствуя себя хозяином положения.

Мой член готов был лопнуть от возбуждения, и я упёрся им в колечко его ануса, головкой ощущая курчавые волосики вокруг сфинктера. Анвар стал брыкаться с удвоенной силой, но я продолжал надавливать. Наконец, я изловчился и плюнул на член. Со слюной дело пошло проще, и член стал плавно погружаться в мускулистую задницу.

- Сука, если ты это сделаешь, убью, на хуй! Убью! - орал Анвар.

Но мне было пофиг, похоть совершенно отключила мой разум, и я продолжал надавливать, периодически сплёвывая на ствол. И тут Анвар напряг ягодицы, они стали каменными и не давали мне проникнуть глубже в его тело. Однако я знал, что бесконечно в таком положении их держать нельзя, и продолжал с усилием надавливать. Сопротивлялся парень долго, я по миллиметру отвоёвывал территорию, но дальше головки погрузиться не мог. Неожиданно он расслабился, и я резко вошёл в него на всю длину. Анвар охнул и замолчал, я же стал размашисто его натягивать.

Честно, от всего происходящего мне буквально сорвало крышу, я старался поглубже всадить в него член, растянуть его очко по полной, сделать ему больно. Меня толкала вперёд мысль, что меня бы он точно в таком положении не пощадил, и я продолжал строчить его. Он молчал и за весь процесс не проронил ни слова, ни звука, но и не пытался уже вырваться. Я же продолжал его драть, полностью вставляя и вынимая все свои 20 см. Оргазм был сильным и мощным, я чувствовал, как моя головка разряжается в его прямую кишку.

После произошедшего я, наконец, отпустил руки Анвара и поднялся, затем попытался поднять и его, но он никак не реагировал на мои попытки. Так как Анвар к анальному сексу не был готов, то я немного испачкался, поэтому отправился в душ, захватив с пола своё полотенце.

Купаясь в душе, я стал осмысливать происходящее, и вместе с трезвостью ко мне пришло сожаление; мне было очень стыдно перед парнем. Когда я вышел, он всё так же лежал в той же позе, и я по-настоящему заволновался. Подойдя к нему, я коснулся его плеча и прошептал:

- Анвар, прости, я... - договорить он мне не дал, резко поднялся и, оттолкнув меня в сторону, направился в ванну.

Купался он долго, я же всё пытался подобрать слова и действия, способные хоть как-то помочь мне разрулить ситуацию. В голову ничего не лезло, и я стал постепенно задрёмывать.

Вдруг дверь ванной открылась. Ничего не говоря, Анвар подошёл ко мне, в глазах его плескалась ненависть и боль, руки были сжаты в кулаки. Я решил, что буду терпеть любые побои, и посмотрел ему спокойно в лицо. Но вместо того, чтобы нанести удар, Анвар буквально рухнул на меня и, уткнувшись в шею, зарыдал. Плакал он тихо, беззвучно, содрогаясь всем своим сильным телом; его горячие слёзы катились по мне, а его руки до боли сжимали мою поясницу. Я растерялся и просто гладил его по голове. Он же, свернувшись клубочком, лёг затем на мой живот и, успокоившись, замолчал. Теперь Анвар негромко всхлипывал, но слёз я больше не ощущал.

От его тёплого дыхания мой член стал снова оживать, я прекрасно понимал, что это сейчас не к месту, но ничего не мог поделать с собой. Тогда рукой я попытался хотя бы отодвинуть его от лица Анвара, но парень сам убрал мою кисть и вдруг, приподнявшись, устроился между моих ног. Затем, наклонившись, он сам всосал в себя мой возбуждённый орган.

Я удивлённо смотрел на его манипуляции, он же спокойно и размеренно продолжал делать мне минет. Не знаю, был ли у него опыт в этом деле или нет, но сосал он отлично. Зубов я не чувствовал, губы парня были плотно сжаты на стволе, а язык порхал бабочкой по головке.

Немного освоившись, он обхватил мой таз руками и стал насаживаться на меня до лобка. Я видел, что ему неприятно, когда член входит в его горло, но он продолжал губами скользить по стволу до конца. К сожалению, бесконечно так продолжаться не могло, и с криками:

- Кончаю! - я попытался было извлечь член из его рта, но парень хищно вцепился в меня и насадился до упора, так что я почувствовал, как кончаю ему куда-то в желудок.

- Хочешь, я сделаю приятно тебе? - спросил я, немного отдышавшись.

Он молчал, точнее, очищал от спермы мой член, затем принялся вылизывать мои яйца, делая это методично, ласково и уверенно. Через минут 8 мой боец принял вертикальное положение, и Анвар обильно смочил его своей слюной, после чего приподнялся и сел на меня сверху. Мой член практически без сопротивления проскользнул к нему вовнутрь, Анвар, шумно выдохнув, насадился на него до конца. Когда я попытался подвигаться, он придержал меня правой рукой и начал движения сам.

Закрыв глаза, Анвар полностью отдался процессу, своими бёдрами я ощущал его мохнатые ягодицы, его сильные руки упёрлись в мою грудную клетку. Он негромко постанывал и продолжал увеличивать амплитуду насаживания, поросшая волосами грудь шумно выпускала из себя воздух, и буквально перед моим носом качался его обрезанный член. Он не был крупным (сантиметров 14 в длину), ствол был тонким, утолщался ближе к мясистой головке, из которой сочилась тягучая смазка. Я протянул к нему руку и попытался хотя бы подрочить его, так как на ощупь он был каменным, но Анвар вновь отодвинул мою руку от своего члена и продолжил скакать на мне, постанывая всё сильнее.

Неожиданно насадившись довольно глубоко, он очень быстро задышал, головка его члена разбухла, и из неё хлынула сперма. Стрелял Анвар долго. Вновь начав двигаться на мне, он, наконец, затих и буквально рухнул на меня, тяжёло дыша в шею, а мой член продолжал стоять и пульсировать в его заднице.

Тут парень перевернулся, лёг рядом со мной на спину и попросил:

- Продолжай. Я хочу, чтобы ты в меня кончил.

Я пристроился сверху и в классической миссионерской снова ввёл член в него. Анвар закрыл левой рукой глаза, а правой начал дрочить свой ничуть не упавший член. Драл я его достаточно долго, размеренно, глубоко и по полной программе. Первым снова кончил он, и опять обильно, через несколько секунд спустил и я.

За эту ночь мы успели позаниматься сексом ещё 4 раза. Схема была проста: сначала он поднимал мне член ртом, затем в какой-нибудь позе я его натягивал. Уснули мы, обессиленные, лишь перед рассветом, лёжа в обнимку.

Утром Анвар упорно избегал меня. Пока я купался, он собрался и с вещами отправился на завтрак. Все думали, что он обижается на меня из-за турнира, что меня, в принципе, устраивало. В автобусе он сел рядом с братом. Только на автовокзале он соизволил со мной поговорить, сказав:

- Забудь о том, что было этой ночью, или я правда тебя убью.

Греко-римской я больше не занимался. Начался сезон спортивной гимнастики, и я сосредоточился на ней. Анвар через 2 месяца женился и переехал в Дагестан. Что с ним произошло дальше, я не знаю, да и, в принципе, это, наверное, не так важно. Я просто желаю ему удачи.

A A A

Поиск

Жанры Видео

Жанры Рассказов


© Copyright 2017