Как я стал рабом-соской (глава 1)

A A A
2
Жанры:  Мужики, Первый раз, Унижение и подчинение
Часть 1

Желание пососать мужской член возникло у меня давно. Я как-то поймал себя на мысли, что хочу взять в рот член одного знакомого. Точнее, он неосознанно для себя спровоцировал во мне данное желание.

Мы тогда купались на речке. Кругом никого не было, и потому когда он захотел поссать, то, не стесняясь, спустил плавки и, любуясь своим членом, начал мочиться на песок. Поймав мой взгляд, он вдруг похабно улыбнулся и прокомментировал, стряхивая последние капли мочи:

- Классный у меня член, вот бы его кому-нибудь в рот засунуть, чтобы дососал моё ссанье и трясти не надо было.

При этом он так привлекательно и непринужденно помахивал своим членом, стягивая пальцами кожицу с залупы и оголяя ее аппетитную наготу, что я оторопел и поймал себя на мысли, что хочу взять в рот его красивый молодой член. По мозгам пошло возбуждение и опустилось ко мне в плавки, выдавая мои тайные, только что созревшие помыслы. К счастью, он этого не заметил, поскольку продолжал любоваться своим членом. Я же, чтобы скрыть свои помыслы и считая все происходящее неприличным, только успел буркнуть:

- Ну, ты загнул.

И в тот же миг бросился в воду, чтобы ни он, ни еще один наш приятель на берегу не увидели моего возбуждения. Но мысль с тех пор твёрдо засела у меня в мозгу. Когда она меня охватывала, я искал укромное место и сдрачивать, фантазируя каждый раз, что я сосу член своего приятеля, после того как он поссыт.

Через какое-то время этот же приятель поведал мне с гордостью за себя, что осуществил подобное, когда от своего училища был послан на сельхозработы. Там он со своими приятелями опустил одного сокурсника, над которым они ещё издевались и глумились в процессе учёбы. Они заставляли беднягу отсасывать каждый вечер члены, пуская его по кругу. Парень плакал, умолял их, но был вынужден сквозь свои слёзы и рыдания каждому из группы делать минет целых две недели и по многу раз. Со слов рассказчиков, уже на третий день их пациент был полностью сломлен и фактически выполнял роль соски, спермоприёмника и писсуара по первому щелчку любого из них.

И не удивительно, ведь реально он отсасывал их молодые сочные члены по несколько десятков раз на дню. Каждому надо было хоть раз дать отсосать утром, чтобы снять стояк. А вечером и в ночь молодая энергетика требовала выхода своей энергии по несколько раз у каждого. Причем каждому меньше пары раз кончить в рот бедняге было нельзя, иначе бы могли заподозрить в лояльности к опущенному, да и хотелось выпендриться перед окружающими в своей способности кончать многократно.

В последний день даже соревнование устроили, кто больше сможет и как. Победителю опущенный бедняга в качестве приза должен был вылизать грязный зад. А деваться ему было абсолютно некуда и, естественно, вылизыванием зада победителю все для него и закончилось. Хорошо, что не инвалидом остался, поскольку за нестарательность его наказывали болью и избиениями.

Потом он по возвращении вообще исчез, и мне его судьба не известна. Приятель мне так с бахвальством все это рассказывал, так красноречиво описывал в деталях, что я сам начинал ощущать себя тем самым парнем, и во рту у меня призывно сосало под ложечкой. Особо он ничего не преувеличивал, поскольку ещё один участник тех событий повторил все подробности с доскональной точностью.

Для меня уже тогда было удивительно, что бедняга опущенная все эти дни даже не питался и не ел ничего. Ведь его все это время кормили энергетически богатым мужским белком и поили мочой. Эта двухнедельная история и легла в основу моих фантазий на долгие годы, только представлял я себе не группу, а одного моего приятеля, который, меня унижая, заставляет делать ему минет, кончая каждый раз в рот, и использует меня как писсуар.

Со временем мои фантазии становились всё более разнообразными и желанными, но я себя сдерживал, боясь всего этого и стыдясь самого себя. Но время шло, и спрятаться от своего желания было всё тяжелее. Спасало то, что в те далекие, совковые времена не было ни инета, ни клубов знакомств, ни специальных журналов. Это в какой-то мере меня сдерживало. Но вот появился инет с его возможностями общения, виртуальными знакомствами и изобилием различных материалов на любые сексуальные темы. И тогда фантазия сосать член стала меня захватывать всё больше и реальнее.

Я начал сначала виртуалить, смотреть и читать материалы по данной теме и, естественно, дрочить. Однако желание почувствовать истинный вкус чужого члена во рту становилось настолько сильным, что я наконец решился на знакомства в реале.

Решиться-то я решился, но до реального воплощения опять ничего не доходило. Во-первых, уже был возраст за 40, а большинство искало молодых сосунов. Во-вторых, внешность моя отпугивала многих. Все хотели стройных партнеров, среднего роста, с рельефной мускулатурой или женственных, со смазливым личиком. Куда мне было со своими 190 см, с заплывшей жирком мускулатурой и прорисовывающимся животом. Никому же не объяснишь, что резкий переход из действующих спортсменов в физкультурники часто приводит к увеличению веса. Мои внушительные размеры как-то не вязались с образом пассива, желающего сосать. В-третьих, мне категорически был неприемлем анал в каком либо виде. У меня с аналом возникали физиологические проблемы, вплоть до того, что я даже клизму принять не спокойно не могу. Понятно, что я по своей фактуре был явно на любителя.

Усугубляло моё положение и то, что своего места для встреч я не имел, а далеко не все соглашались меня пригласить. Опыта у меня не было никакого, что понижало мой и без того низкий рейтинг. Был вариант за деньги, но невысокое материальное положение и предубеждение, что все профессионалы гейства изношены до несостоятельности в сексе, меня останавливало.

Время неумолимо шло только в минус мне. Я старел, и шансы мои становились призрачными. Рассылал фотки и даже иногда встречался, но до реальной встречи с опусканием меня в рот так и не доходило. И я продолжал исправно дрочить, уже почти смирившись с неизбежностью, что так и останусь дрочером и виртуалом.

Может, я и остался бы вечным онанистом, как вдруг на одно из моих посланий откликнулся неизвестный. Назвался Виктором и написал, что как раз любит опускать толстых старых новичков и только исключительно в рот. Мы стали списываться и всё, что он мне предложил, как раз вкладывалось в мои фантазии и полностью им соответствовало.

В дальнейшем оказалось, что он ещё о многом умолчал, видимо, опасаясь спугнуть. Меня практически всё устраивало в предполагаемой встрече. И канва, и каркас сценария, и его интерпретации, и стиль общения. Я давно уже со временем перестал привередничать по поводу возраста и внешности партнёров, потому и не настаивал на фото и параметрах партнёра. Для меня важно было знать только размер и форму члена.

Тем не менее, он описал себя, просто, по характеристикам, и без фото. Тут я понял, что он по своим параметрам просто идеален для меня и моих фантазий. Невысокого роста, скорее даже маленький, стройный, а главное, с огромным желанием морально ломать и унижать здорового мужика, намного крупнее и физически сильнее его самого, принуждать и заставлять подчиняться своей воле.

Это выглядело так прикольно, привлекательно и заманчиво для меня, что я, огромный здоровяк, буду унижен и опущен невысоким парнем, который намного слабее меня. Что я стану покорно и послушно сосать его член, а он будет властвовать надо мной и использовать мой рот для своих сексуальных удовольствий.

Но было одно "но". Он был не москвич. Правда утверждал, что иногда приезжает в Москву по делам. Итак, мы стали ждать, когда он приедет. Договорились, что он даст знать. Я подумал, что опять виртуальщина и не особо на что-то уже надеялся, как вдруг он прислал мне письмо, в котором объявил, что он в Москве и проживает в гостинице. В письме был указан номер телефона его гостиничной комнаты. Написал, что будет не меньше 10 дней и что неплохо встретиться и осуществить реализацию наших с ним фантазий.

Я оторопел и поначалу вдруг струсил, понимая, что должен перейти знаковый рубеж унижения и падения, после которого возврата к прошлой жизни уже не будет. Два дня я собирался с силами. Фантазии меня одолевали, и никакая дрочка не могла снять возбуждения. В конце концов, я в прямом смысле стёр свой член своими же руками. Я окончательно созрел, решился и позвонил. На том конце я услышал спокойный уверенный голос, слегка, как мне показалось, надменный:

- А... это ты, ну так что? Готов встретиться?

У меня во рту пересохло одновременно от возбуждения, страха, желания, волнения и полной неуверенности.

- Ну да, готов, - промямлил я.

- Нормально, не дрейф, все будет хорошо, - успокоил он меня. - Опущу тебя в рот методично, спокойно и со вкусом. Будешь сосать мой хуй с удовольствием. Тебе понравится мой хуй. Не волнуйся. Так понравится сосать, что потом ещё просить будешь, чтобы дал тебе на отсос. Заставлю смаковать и будешь причмокивать от удовольствия и прихлёбывать с благодарностью мой спермачок.


Часть 2

Он засмеялся. Его спокойный и уверенный тон благоприятно на меня подействовал. Я почувствовал в нём силу, которая обещала сломать меня и подчинить своим низменным желаниям, и недюжинную волю, чтобы это сделать со мной, превратив меня в свою сексуальную игрушку для удовлетворения собственной интимной похоти. И мне захотелось подчиняться ему. Очень сильно захотелось, так что я уже практически был согласен на все его условия и требования.

Фактически особых требований у него не было. Он лишь хотел, чтобы я приехал к нему и был покорен, доверившись ему и его опыту. Мы ещё раз проговорили наши желания, точнее, я их озвучил, а он подтвердил, и назначили встречу на следующий день. Мне уже хотелось побыстрее осуществить желанное событие быть опущенным в рот и превратиться в соску-шлюшку.

Я явно торопился, выдавая себя тоном и конструкциями речи, и Виктор, видимо, почувствовав это, тоже старался форсировать события, чтобы я вдруг не передумал и не соскочил с его крючка. Сам для себя я втайне решил, что не буду дрочить в эту паузу, чтобы быть более возбужденным при нашей с ним встрече.

Не стоит описывать, как я прожил это время до встречи. Я не мог спать, есть и ни о чем думать, кроме предстоящей встречи, волнение выбило меня полностью из нормальной колеи. Я только часто жадно пил воду, поскольку мой рот от волнения пересыхал.

Я выдумывал чёрт знает что. А вдруг это обман, вдруг это развод. Или он не один. Естественно, я очень боялся криминала. Но возбуждение и чувство мужской ответственности возвращали мою решимость встретиться. С какого-то момента я уже считал часы до встречи и даже минуты. И вот я направился к гостинице. За час я позвонил узнать, не изменились ли планы. Виктор все подтвердил:

- Всё без изменений. Я тебя жду. Не ссы, встретимся спокойненько, будем одни, вдвоём, всё будет хорошо, и я заставлю тебя сосать мой хуй. Он уже заряжен на твой рот. Не бойся, всему научу. Я люблю новичков опускать в рот и под себя дрессировать. Ты ведь хочешь сосать? А?

- Да, хочу

- Ну, так жду, не задерживайся. Нечего нам зря резину тянуть. Приезжаешь, и я сделаю тебя своей сучкой!

Его тон был уверен и спокоен. Это прибавило мне дополнительной решимости, и я помчался буквально в гостиницу. На ресепшене я, отводя глаза, пробормотал, что иду в номер такой-то, что у меня там деловая встреча, и мне, ничего больше не спросив, просто указали, где искомый мною номер. Хоть простота прохода порадовала. Итак, я поднялся, нашёл номер и на мгновение замер перед ним.

Во рту у меня пересохло от волнения и страха. Вот здесь, за этой дверью, меня ждало новое, страшное, но ужасно желаемое мною. Сейчас за этой дверью меня опустят в рот и я ощущу вкус чужого члена, стыд, позор и всю полноту унижения. Но я этого хотел и, глотнув воздуха в легкие, постучал. Через несколько секунд дверь отварилась, и я увидел Виктора.

В глазах у меня был туман, и я не был в состоянии его рассмотреть, да я и не старался это сделать, а потому, вскользь посмотрев его лицо и фигуру, опустил глаза и уставился на его ступни, иногда поднимая взор на пах в то место, где скрывался его член. Одет он был в тренировочный костюм, точнее, на нём были брюки спортивные и футболка. На босу ногу были надеты шлёпанцы. Помню ещё, что в комнате громко работал телевизор, и я ещё подумал, что это сделано, чтобы нас никто не слышал.

- Проходи, - бросил он мне и пропустил в прихожую.

Я вошел и замер.

- Ну, что решился? - спросил он, закрывая дверь.

- Да, - буркнул я, продолжая стоять, как истукан.

- Ну и отлично, - ответил он.

Затем, встав передо мной, он несколько секунд меня рассматривал. Я продолжал стоять, как столб, почему-то не смея поднять глаза, как бы заранее отдавая ему инициативу и показывая, что готов подчиняться.

- Как раз то, что мне надо, - подытожил он.

- Ну, уж какой есть, - буркнул я в ответ.

И в тоже мгновение без всяких переходов он поднял руку и, взяв меня за волосы, бесцеремонно и нагло скомандовал:

- На колени.

При этом он силой стал сгибать меня вниз. Я опустился, изогнувшись вбок, поскольку давление за волосы было весьма ощутимым. Тут я лишь успел заметить, сам не зная к чему, что даже на коленях моё лицо оказалось выше его паха. Такой он был невысокий. Разница в наших размерах его нисколько не останавливала, и он, прихватив мою голову уже двумя руками, упёр моё лицо себе в пах:

- Нюхай и наслаждайся, - скомандовал он.

Я лицом ощутил в тот же миг ткань его брюк и что-то мягкое и продолговатое под ними. Легкий запах мочи, исходящий от ткани, меня как-то сковал в нерешительности. Он же начал тереть моё лицо слегка, будто хотел погладить себя им через ткань.

Видя мою скованность и страх, он вдруг остановился и сказал:

- Так... Ну, так дальше не пойдет.

После этого он отпустил меня и сделал шаг мне сбоку назад. Там он что-то взял с вешалки и скомандовал:

- Руки назад.

Я оторопел, а он, зайдя сзади, свёл мне кисти вместе и стал связывать их скотчем. Я как-то неловко замямлил, не особо сопротивляясь от неожиданности:

- Не надо, пожалуйста.

- Надо, так будет лучше, я знаю, - отрезал он так уверенно и бесцеремонно, что я даже не дернулся.

На какое- то мгновение моя сила и воля были парализованы его решительностью и наглостью. Этого мгновения ему хватило, чтобы несколько раз обмотать мои руки вокруг кистей скотчем и закрепить так, что они оказались надёжно скованными. Действовал он настолько быстро и ловко, что когда я опомнился, было уже поздно. Я лишь, дернувшись, попытался проверить крепость скотча. Попытка была явно безрезультатной. Это всё, что я успел продемонстрировать, поскольку он, встав впереди, в тоже мгновение отвесил мне пощечину:

- Стоять, я сказал. Не дёргаться. Будешь дёргаться, заткну рот и выпорю!

И с этими словами он приспустил слегка свои спортивные брюки с трусами, легко скинув их с ног. Я не успел ничего особо разглядеть, кроме того, что пах был не выбрит и член мне показался опавшим и маленьким. Затем он снова взял меня обоими руками за волосы. От неожиданности я закачался, поскольку положение со связанными руками было для меня совсем не устойчиво. Однако качнулся я в нужную сторону, а именно в его обнажившийся пах. В тот же миг я ощутил уже на ощупь лицом и член, и пах. Легкий запах его паха ударил мне в нос, и я вдруг начал ныть, осознав, что теперь уже не фантазии, а реальность:

- Не надо, я не хочу. Ну, пожалуйста.

- Открыл рот, - услышал я в ответ наглое и безаппеляционное приказание. - Я сказал, открыть рот!

- Не могу.

- Блядь, кому сказали открыть рот? - оборвал меня он и с этими словами ладонью левой руки, прихватив меня за скулы снизу, сдавил мне пальцами между зубов. В итоге мой рот легко раскрылся. Другой в это время он держал мою голову жестко за волосы. В следующие две-три секунды он ловко подвёл мою голову открытым ртом под свой член, а своим телом подправил залупу так, чтобы она легла мне в открытые губы. Затем силой стал впихивать мне член в рот:

- На, получи, - уверенным, стальным голосом сказал он. - Взял хуй в рот. Бери, я говорю.

Его уверенный тон и решительность окончательно парализовали остатки моей воли, и я, по сути, уже не сопротивлялся. К тому же я был практически скован и обездвижен. Во рту у меня невообразимо пересохло от волнения и страха. Я почувствовал, как член уверенно вползает мне в рот, а моя голова, двигаясь ему навстречу, насаживается в это время на него ртом. Язык уже ощутил мягкую плоть члена, который упорно заполнял всё большее пространство моего открытого рта.

- Вот так, хорошо. Ощущаешь мой хуй во рту? - вопрос звучал скорее риторически, поскольку член уже проскользил у меня по языку и упёрся в верхнее нёбо.

Ни о каком сопротивлении моём уже не могло быть и речи. Я понял, что барьер мною перейдён и обратного пути, кроме как сосать, у меня нет. Мой язык уже и без моего сознания рефлекторно стал ощупывать член во рту, как будто исследуя посторонний предмет на вкус и из любопытства. Губы сами собой сомкнулись, мягко обжав плоть члена. А вкус члена был слегка солёный и очень приятный.

- Ну, вот и все. Член у тебя во рту, - прокомментировал спокойно Виктор, - а ты боялся. Видишь, ничего страшного. Поздравляю.

Его спокойный тон снял мою скованность, и мой язык, хоть и робко, но стал медленно ощупывать член. Почувствовав движения моего языка и губ, член отозвался на ласки, вдруг стал твердеть, увеличиваясь в размерах, и из кожистой плоти быстро мне в рот стала вылезать залупа. Она быстро росла в размерах и уже через несколько секунд заполнила весь мой рот.

- Сосать! - скомандовал Виктор уже стальным и бесцеремонным тоном, не допускающим возражений. Видимо, он почувствовал своим членом, что я уже начал робкие движения языком, и решил ситуацию переломить в жесткое русло под свой тотальный контроль. Я морально оказался сломлен, и, как под гипнозом, полностью покоренный его властью, выполнил этот приказ. Я начал сосать, поймав себя на мысли, что всё, вот оно то самое, о чём я долго мечтал и чего боялся, свершилось. Член был у меня уже во рту, и сопротивление было дальнейшее бессмысленным. Моя воля сломлена, и мне остается только выполнять команды хозяина члена.


Часть 3 (последняя)

Как бы читая мои мысли и ощущая свою власть на до мной, он начал командовать:

- Соси, давай... Соси, сука.

Я же уже потерял всякую робость и начал сосать залупу, точно выполняя приказ. Соленый вкус начал пьянить меня, словно наркотик, и я все активнее сосал, смакуя его и причмокивая.

- Зубы убрал сука. Вышибу все на хуй!

Это был приказ, чтобы я не увлекался, и я постарался следить уже за тем, чтобы зубами не касаться члена.

- Вот, так, хорошо... Соси, продолжай!

Я почувствовал, что похвала мне безумно приятна и впредь стал внимательно следить за своими зубами, не забывая сосать. Виктор же по-прежнему держал мою голову за волосы и подбородок, направляя её на те положения, которые были наиболее комфортны для его похоти.

- Ууу... хорошо, молодец, стараешься.

Каждая похвала только прибавляла мне энтузиазма. И хотя разбухший член заполнял всё пространство моего рта, создавая мне неудобства, я, тем не менее, начал думать только об одном, чтобы члену было хорошо, чтобы его Хозяин получал от этого кайф всё больше и больше. А член тем временем распух до приличных размеров - где-то до 5 см в диаметре. И тут я подумал вдруг радостно, что как хорошо, что у меня рот большой и члену есть где разместиться.

- Соси, соси... работай!

И я старался и сосал всё смелее и смелее, потихонечку захватывая ствол всё глубже и глубже от счастья, что могу угодить Хозяину члена. Я уже понял, что самое страшное уже позади, что я перешёл ту грань, которая разделяла мою прежнюю жизнь на новую, где я унижен и конкретно опущен и мой удел делать минет покорно и старательно. Причем делать его я должен так, чтобы мною остались довольны. Ведь отныне я опущен и я уже никто, я всего лишь раб члена, а значит, его хозяина. Всё, обратного пути нет, и мне остается в точности выполнять приказы моего Хозяина. Да, Виктор стал моим Хозяином, и я это не смел оспаривать и даже сомневаться в этом.

- Соси, блядь, лучше! - это мой Хозяин вернул меня на землю, видимо, почувствовав, что я ослабил темп, задумавшись. Я сразу весь снова сосредоточился на минете и снова стал пытаться член глубже продвинуть в рот. Но явно переоценил свои силы и, ударившись гландами о залупу, поперхнулся и начал кашлять.

Хозяин не стал торопить события, а выдернув член из моего рта, с усмешкой заметил:

- Что, сука, гландами не умеешь? Ничего, я тебя со временем научу. Будешь гландами ласкать мой член, как мороженое, языком. Научу, как гландами обнимать мой хуй и массировать его.

Я начал прокашливаться свободным ртом, но пауза была совсем не долгой.

- Продолжаем сосать! - Хозяин снова впихнул мне свой толстый член в рот, на это раз как по маслу.

А мой рот принял член, как будто он только и приспособлен для того, чтобы держать его во рту и сосать. Я продолжил сосать. Теперь я наловчился уже сосать, не касаясь зубами, подкладывая свои губы под зубы. Язык ласкал залупу, а нёбо гладило её.

- Соси, сука, соси!... Ааааа... блядь, как хорошо!

Приказы и возгласы Хозяина волшебным образом стали ласкать мой слух, поднимая мой энтузиазм, и я уже не обращал внимание ни на что: ни на связанные сзади руки, ни на неудобство стояния на коленях, ни на периодическую тошноту, когда член касался моих гланд.

- Ооооо... пиздец... как хорошо! Какой хороший вафельник!

Я начал понимать, что Хозяин уже возбудился до экстаза и уже скоро кончит. И мне сразу безумно захотелось ускорить этот процесс. Ведь я втайне много раз мечтал об этом, втихаря сдрачивая под эти мечты все долгие годы с момента, когда безумная мысль взять чужой член в рот впервые посетила меня.

Я всё активнее и активнее насаживался ртом на член, стараясь попасть в точности в ритм Хозяина, начавшего двигать мне бедрами на встречу и направляя мою голову. Он уже отпустил хватку меня за подбородок и только держал за волосы. Освободившейся рукой он взял меня за затылок и подталкивал голову, ритмично насаживая её моим ртом на свой член.

- Блядь, уууууу... ааааа... Ещё, оооо... Ещё, ааааа!.. Вооот... так... ааааа... хорошо! Пиздец какой-то! Ооооо...!

Эти стоны блаженства Хозяина меня всё возбуждали и возбуждали, и я ощутил божественную радость, желая слышать их снова и снова. Экстаз приближался. Член был уже на вкус не соленый, а сладкий, как-то даже приторно сладкий. Я понял, что уже сейчас все разрешится и Хозяин кончит. И кончит мне прямо в рот.

- Сейчас буду кончать... аааа... прямо в твой поганый ебальник... ууууу... чтобы всё проглотил, сука! - чередуя стоны, быстро успел проговорить Хозяин и завершил коротким:

- На, получи!

Хозяин вдруг замер, крепко держа меня за волосы, его член запульсировал, и в тот же миг приторно-сладкая сперма пошла мне в рот мощным потоком. Я старался удержать её всю во рту губами, помня наказ Хозяина, большими глотками проглатывая её, но явно не справлялся. Мне не понравился совсем вкус. Он был мне противен, и это тормозило мое глотание. Но я очень хотел выполнить приказ и потому глотал и глотал. Часть спермы потекла у меня изо рта в углах губ и стала капать вниз на пол. Все остальное я проглотил.

- Досасывай!

Член ослаб, и пульсации потихоньку прекратились. Я с чувством тошноты от вкуса спермы проглатывал последние капли. Хозяин какое-то время ещё держал мою голову, насаженную на его член, давая мне дососать, затем успокоившись от экстаза, освободил мой рот от члена и посмотрел на мое лицо. На подбородке у меня было полно спермы. Увидав это, Хозяин глянул себе под ноги. На полу было полно капель его спермы, которая вытекла у меня изо рта.

- Мразь, ты посмел проронить? - раздражение Хозяина не имело предела, и в следующий миг, отвесив мне пощечину, он скомандовал:

- Слизывай с пола.

Для верности он, присаживаясь на корточки, за волосы пригнул мою голову к полу прямо лицом на растекшуюся сперму. Мое лицо уткнулось в липкое и приторно пахучее семя Хозяина. На полу оно почему-то ощущалось более противным, чем во рту непосредственно вытекающим из члена. И я понял, что лучше будет, если я впредь стану все проглатывать в себя, чем потом вот так лицом тереться по грязному полу и вылизывать его.

- Слизывай, я сказал, - Хозяин треснул меня ладонью по спине и, надавливая, за волосы стал, елозить мои лицом, размазывая сперму с пола по нему.

От этих движений я завалился с колен, со связанными руками не имея возможности держаться устойчиво. Хозяина это ещё больше распалило, и он стал настойчивее моим лицом вытирать пол:

- Лижи, сука ёбаная. Вылизывай пол, блядь!

В ответ я покорно начал слизывать остывшую сперму с пола. Лицо мое вперемешку с грязью было уже все в ней. Я чувствовал себя сломленным, униженным и находящимся полностью во власти Хозяина.

- Слизывай, сука! Хорошо лижи. Чтобы пол был чистым, - подгонял он меня и продолжал. - Это будет тебе хорошим уроком на будущее. Я научу тебя глотать мою сперму всю без остатка. Запомни, мразь, моя сперма - это драгоценность, которая отныне для тебя есть самое вкусное и самое желанное, и жить ты теперь будешь, соска ёбаная, только ради того, чтобы я накормил тебя ею. Понял, блядь?

Жесткая рука Хозяина уверенно прижимала меня за волосы лицом к полу.

- Понял, понял, - быстро затараторил я, внимая его словам, и, растянувшись на полу, как мог активно слизывал сперму, стараясь выполнить приказ. Одновременно я осмысливал сказанное Хозяином, и оно начинало овладевать мною, как аксиома, как закон, по которому я отныне буду жить и существовать. Как-то сразу всё это засело у меня в мозгу и в дальнейшем полностью меня поработило.

Хозяин тем временем, убедившись, что я выполняю приказ, отпустил мою голову. Затем встал и наступил мне ногой на затылок, прижимая меня таким образом к полу:

- Продолжай лизать. Хорошенько лижи.

Лёжа со связанными сзади руками, мне было трудно слизывать всю поверхность, поэтому я, извиваясь, двигал свой рот по полу, вызывая у Хозяина усмешку и забавляя его:

- Ха-ха. Молодец, вот так, будешь знать, как ронять.

Сперма была вперемешку с песком, дурно пахла и была неприятна на вкус, но я не подавал виду, боясь уже не только наказания, но и самое главное, опасаясь вызвать неудовольствие Хозяина. Его нога продолжала контролировать мою голову, а его слова руководили моим мозгом и моими помыслами. Тем временем Хозяин подытожил:

- Ну, вот и всё. Теперь ты стал соской. Я тебя пометил, и ты принадлежишь отныне мне. Только что ты стал моей соской, моим рабом. А я твой Господин. И называть меня впредь "мой Господин". Помни отныне и навсегда, кто тебя опустил и кому ты принадлежишь. Теперь ты вещь, просто моя вещь, как одноразовый гондон, которым я распоряжаюсь.

Я внимал сказанному и осознавал это, как факт. Господин тем временем бросил:

- Достаточно, ползи в комнату. А в зубах принести мои трусы со штанами. Живо! Буду тебя дальше учить и опускать.

A A A

Поиск

Жанры Видео

Жанры Рассказов


© Copyright 2019