Для начала просто на ты

A A A
1
Жанры:  Мужики и молодые, Служебный роман
Егор обернулся и, увидев Антона, поманил его пальцем. Тот кивнул и, протиснув в дверной проём свой нехилый плечевой пояс, зашёл в кабинет. Руки были заняты шестью увесистыми синими папками, поэтому дверь он закрыл, зацепившись за её край тёмно-рыжим ботинком и потянув её вслед за собой.

Раздался негромкий вкусный щелчок дверного замка, и Антон, сделав несколько шагов вперёд, с облегчением вывалил на стол папки, тут же рассыпавшиеся огромным веером.

Егор стоял у окна, внимательно слушая собеседника, что-то жужжавшего ему в ухо из телефонной трубки.

- Ну, я понял... - пальцы Егора, слегка прогнувшись, упирались в край подоконника, - понял. Только ты не забывай, что эта доверенность уже не имеет юридической силы.

Антон упал на стул, расставил ноги, ослабил галстук, огляделся. Его шеф Егор Александрович Матвеев был единственным счастливчиком на их этаже, в чьём кабинете конкретно шарашил кондиционер. Все другие довольствовались наличием разлапистых китайских вентиляторов, стоящих в углах кабинетов рядом с пластиковыми фикусами Бенджамина.

Егор отбросил полу пиджака и засунул руку в карман брюк. Антон машинально отозвался на движение шефа, задержав на нём взгляд, и отвернулся. "В ваши сорок шесть, шеф, мне бы тоже хотелось так выглядеть", - мелькнуло у него в голове.

Жуть, он просто плавился. Несмотря на то, что в кабинете было достаточно прохладно, он всё ещё ощущал всем телом вязкую духоту своего кабинета.

Егор Александрович развернулся к нему, бросил взгляд на папки и весь подобрался.

- Давай, увидимся, - отрезал он и отложил телефон в сторону.

- Это всё, - положил руку на шею Антон, - больше я ничего найти не смог.

- Посмотрим, - Егор сел в крутящееся кресло и взглянул на Антона. - Что, жарко?

- Да не то слово, - Антон провёл ладонью по лбу.

- Наслаждайся прохладой, пока ты у меня в кабинете, - усмехнулся Егор. - Давай сначала сюда экспликации.

Антон снял пиджак и бросил его на спинку стула. Егор исподлобья наблюдал за ним.

Взяв в руки папку и обойдя стол, Антон оказался рядом с креслом Матвеева, положил перед шефом документы и отбросил синюю твёрдую обложку...

Шеф напряжённо вглядывался в ксерокопии.

- И где тут обозначен второй выход?

- Да вот же, - наклонившись, провёл Антон пальцем по бумаге, схватившись свободной рукой за подлокотник шефского кресла.

Пальцы скользнули по полоске белоснежной рубашки, выглядывающей из чёрного пиджачного рукава. Егор отдёрнул руку, но внезапное ощущение чего-то запретно-волнительного всё-таки успело мягко ударить ему в голову.

- Вот, - сказал Антон, держа палец на документе и вопросительно глядя на Егора.

Они слишком близко находились друг к другу. Матвеев поднял взгляд от папки и взглянул Антону в глаза.

- Посмотрите, - снова попросил Антон.

Матвеев обвёл взглядом его щёку, выпуклый изгиб верхней губы, почувствовал лёгкий апельсиновый запах распаренной июньским московским зноем кожи Антона, и его гормоны внезапно взорвались в венах кровавым облаком.

"Валить и трахать. Сладко, протяжно, медленно. Прямо здесь и сейчас, твою мать... Ты больной человек, Егор Александрович. У тебя жуткие фантазии. Удавись, а если ты не можешь, то..." - этих мыслей вполне хватило для того, чтобы возбуждение Матвеева подняло голову и натянуло ткань его кельвинкляйновских трусов. Сдвинув ноги, он толкнулся тазом вперёд, посылая своё кресло под стол, и развёл колени только тогда, когда край стола упёрся в его живот.

Антон вопросительно смотрел на шефа. Пульс бил Матвееву в уши, и он уже почти ничего не слышал за этими глухими ударами. Он не понимал, как он мог за минуту так сильно завестись от близости стоящего рядом, в общем-то, почти незнакомого ему человека. Не в силах больше терпеть, он задержал дыхание и опустил руку под стол.

Антон проводил её взглядом, а потом снова посмотрел на Матвеева. Их глаза встретились, и он распрямился. Расстегнув под столом ширинку, Егор подцепил пальцами стоящий член и сразу обхватил его пальцами. Трогая себя, он откинулся на спинку кресла и призывно посмотрел на Антона. Блядь, ему было уже всё равно, что подумает о нём подчинённый, потому что так сильно он ещё никого не хотел.

- Боже мой... - приподнял брови Антон, - Егор Александрович...

Матвеев уже закатывал глаза, потому что такой быстрой развязки он не ожидал. Сумасшедшая скорость, с которой он влетел в тёплую волну подходящего оргазма, не оставила ему выбора, но он совсем потерял голову, когда Антон с улыбкой вдруг развернул его кресло к себе.

- Я помогу? - спросил он и, не слушая то, что ему ответит Егор, стал расстёгивать свой ремень.

Матвеев расширенными глазами смотрел на его руки и изо всех сил работал у себя между ног, уже откровенно подавшись вперёд тазом.

- Ты ведь позволишь?.. - слегка улыбнулся Антон, рванул молнию вниз и стащил с себя брюки, не снимая их до конца и бросая их на свои дорогие рыжие ботинки.

Его гордый член откровенно стоял прямо перед глазами сопящего Матвеева, и Антон, пару раз погладив его, словно проверяя, всё ли на месте, сдвинул папки, лежащие на столе, в сторону.

Егор Александрович не верил своим глазам. Оставшись в одной рубашке, Антон лёг на стол животом вниз, отставив загорелую задницу, и расставил ноги настолько широко, насколько могли ему позволить сделать это его спущенные брюки. Галстук изогнутой коричневой лентой лёг на край синей папки.

- Давай! - попросил он и вцепился в край стола.

Егор оттолкнулся от подлокотника и встал. Убрав руку со сладко ноющего члена, он подошёл к Антону, помедлив, провёл пальцами по его спине, ощутив влажную ткань рубашки и, подавшись вперёд, развернул его голову к себе.

Антон уже был не в этом мире. Он подчинился, приоткрыл рот и слегка высунул язык, выманивая губы Матвеева навстречу своим.

С громким выдохом Егор приложился ртом к его губам и, ощутив мокрую тёплую поверхность, всадил в него нетерпеливый грубый поцелуй, придерживая голову Антона рукой.

Антон вырвался, уткнулся лбом в стол и слегка прогнулся, давая Матвееву увидеть то, что ему предлагают. Оторвавшись от его лица, Егор зашёл сзади и несколько секунд смотрел на раскрытый зад своего подчинённого, после чего, шумно дыша, развёл в стороны его ягодицы и, увидев пульсирующий вход, громко шлёпнул по одной из них.

След от шлепка мгновенно отозвался розовым пятном на светло-бронзовой коже, и Антон тут же попытался взглянуть на шефа через плечо. Одной рукой он придерживал свой член, прижимая его к животу, а другой всё ещё держался за край стола.

- Чёрт! - вырвалось из Матвеева, и он без всяких приправ всадился в Антона со всего маху.

- Сука-а-а... - дрожащим голосом произнёс Антон и вжался в стол, словно желая убежать от Егора, который уже возил членом внутри него.

Лёгкая боль быстро сменилась тягучей истомой, и Антон, надрачивая себе, отдавался Матвееву с завидной покорностью. Ещё раз ударив по его заднице и услышав тихий мат, выпущенный в вишнёвую полировку письменного стола, Матвеев стал трахать своего старшего менеджера, упираясь одной рукой через рубашку в его взмокшую спину, а другой почти царапая его зад.

Когда вдоль позвоночника словно с силой провели тёплыми пальцами, Антон резко подался назад и замер, сипло дыша и желая подольше оставаться в этом вязком омуте. Поняв, что он сделал что-то волшебное, Матвеев стал быстрее натягивать Антона на себя, исступленно и тихо бросая короткие отчаянные стоны в холодный воздух кабинета. Вскрики Антона убедили его в том, что он всё делает правильно, и он уже вбивался в него, шлёпаясь плоским животом о его ягодицы, разводя их руками, сводя снова и изредка отклоняясь, чтобы завестись ещё больше от вида собственного члена, свободно въезжающего по самые яйца в растянутый задний проход Антона.

Движения Егора становились всё более иступленными, он был весь напряжён, вкладывал в себя всю свою силу, посылая её в Антона, который уже вовсю работал кулаком, дёргая свой член. Чувствуя, что сейчас кончит, Матвеев, оставаясь внутри, лёг на спину своего подчинённого, и ему хватило того, что он увидел. Коротко выдыхая, приоткрыв рот в немом крике и сдвинув брови, Антон кончал на вишневый полированный стол, покрывая его поверхность белыми растянутыми каплями, выжимая из себя рукой всё до последнего. Зрелище было для Матвеева отменно смертельным. Снова развернув голову Антона к себе, он сцепился с ним губами и, положив свою руку поверх его испачканных пальцев, стал помогать подчинённому в этом сложном деле. Ему оказалось достаточно нескольких тянущих движений, и он кончил внутри пульсирующего тоннеля, прижимая парня к себе, дёргаясь и вдавливая крик в его спину.

Они некоторое время оставались на месте, находясь в полном анабиозе, не чувствуя ног, всё ещё изредка содрогаясь после сильнейшего оргазма, который накрыл их почти одновременно.

Вынимая из загорелой покрасневшей задницы наполовину опавший член, Матвеев, прикусив губу, смотрел на спину Антона, на его рельефные ноги, спутанные внизу чёрными штанами, и, вдруг наклонившись, задрал рубашку на его спине повыше и прижался к нему грудью, остановив руки между ним и столом. Слегка обернувшись, Антон насмешливо взглянул в окно и толкнулся задом в живот Матвеева.

- Пустите меня, Егор Александрович. У нас ещё много работы.

- Допускаю, что это так, - прошептал ему в ухо Матвеев, - однако... Можешь звать меня...

- ... "милый"? - улыбнулся Антон.

- Ну, ты и сволочь, Тоша! - серьёзно ответил Матвеев. - Рано. Для начала просто на "ты".

Антон тихо засмеялся, опустив голову. Его голосовые связки рождали низкий кашемировый смех, и Матвеев решил, что он как шеф просто обязан приказать своему подчинённому смеяться так как можно чаще.

A A A

Поиск

Жанры Видео

Жанры Рассказов


© Copyright 2020