Испытательный срок

A A A
3
Жанры:  Мужики и молодые, Служебный роман, Совращение натурала
Часть 1

Он был моим начальником, и началось всё с собеседования.

Я находился в поисках работы, разместил своё резюме с фотографией на порталах по поиску работы и через определённое время мне перезвонила девушка с приятным голосом, пригласив на собеседование. Я удивился тому, что на предлагаемую мне работу я немного не дотягивал с опытом, и, несмотря на это, меня довольно легко взяли на хорошо оплачиваемую должность. Я прошёл собеседование с менеджером по персоналу, и она меня направила к руководителю компании. Я весь трепетал и нервничал, потому что не был уверен в своих силах, но по интерьеру мне уже нравилась эта компания, и я хотел здесь работать.

Я вошёл в кабинет и увидел своего будущего руководителя. Это был средних лет мужчина, коротко стриженный блондин в дорогом костюме, что-то печатавший в макбуке. Он поднял на меня свои зелёные глаза и жестом пригласил присесть. Далее начал собеседование: всё было обычно и сухо, как на экзамене. Мне был неприятен разговор с ним, директор на меня давил, и я понимал, что собеседование провалено. В итоге он сказал, что мне перезвонят, и мы расстались. Каково же было моё удивление, когда мне перезвонили и объявили, что я принят.

Я был на седьмом небе от счастья - хорошая зарплата, интересная работа и дружелюбный коллектив, но было одно "но": властный и авторитарный руководитель, тот самый блондин. Андрей Александрович довольно резко общался со своими подчинёнными, все боялись его, он был требователен, официален и практически не встречался в неформальной обстановке с коллективом. Он был отлично сложен (все знали о его увлечении футболом), на его спортивной фигуре прекрасно сидели дорогие костюмы. А женщины голодно провожали его взглядами, когда он выходил из кабинета, чтобы дать кому-то какое-нибудь задание в рубашке с закатанными по локоть рукавами и в приятно обтягивающих его упругую спортивную попу брюках. На его руке я заметил татуировку с именами отпрысков от запястья до локтя. Я практически не пересекался с директором, так как у меня был свой непосредственный руководитель, но знал, что если он кого-то пригласит из неруководящего состава к себе в кабинет, то жди неприятностей. В один из обеденных перерывов я узнал, что он женат и что у него двое малышей, я даже пару раз видел его красавицу жену; на мой взгляд, это было идеальное семейство.

По Андрею Александровичу было видно, что он трудоголик. Я удивлялся тому, почему он всё время серьёзный; он редко смеялся, и лишь пару раз мне удалось увидеть его улыбающимся, когда он провожал клиентов. Андрей в эти моменты сразу менялся, его очень красила белоснежная улыбка с такой сексуальной ямочкой на правой щеке. Девочки в офисе кокетничали с ним, и он играл в эту офисную игру, но с парнями он вёл себя жёстче и требовательнее. Он часто оставался на рабочем месте допоздна и уезжал на своей машине домой, когда в офисе уже практически никого не оставалось. И я не отрицаю, что вечерами дрочил на него, представляя его в своих объятиях.

Однако мне было нелегко уловить темп, заданный мне руководством, и первый месяц было невероятно трудно. Приходилось задерживаться на рабочем месте и добивать то, что не успел за день. Шеф со мной лишь здоровался или прощался, если встречались в лифте или в офисе. Ни как дела, ни как работается.

После месяца работы мой непосредственный руководитель предупредила, что со мной хочет пообщаться директор, добавив, что он недоволен мной. У меня мгновенно упало настроение, и с таким вот поникшим видом я и вошёл в кабинет.

- Дмитрий, Вам нравится у нас работать? - спросил меня Андрей Александрович.

- Очень, - ответил я.

- Я как-то это слабо замечаю. Прошёл ваш испытательный срок, а я не увидел результатов, которые бы меня устроили, - даже не посмотрев в мою сторону, упрекнул меня шеф.

Я понял, что со мной, по-видимому, сейчас попрощаются. На меня стала накатывать злость. На меня нагрузили работу троих, я до ночи разгребаю всё, что накопилось, а этот самодовольный хрен с бугра мне такое заявляет.

И я решил съязвить, так как мне уже было всё равно.

- Вас что-то конкретное во мне не устраивает?

Он, наконец, поднял свои холодные зелёные глаза и просто впился в меня своим взглядом. Я увидел, как он сжал челюсти. Я думал, он меня сейчас пошлёт и оставит без оплаты за испытательный срок. Но он неожиданно ответил:

- У вас неделя; если Вы не войдёте в ритм работы нашей компании, мы будем вынуждены с вами попрощаться. У меня всё... - он дал мне понять, что я свободен.

Я вышел как ошпаренный из кабинета, ко мне тут же подбежала мой непосредственный руководитель Наталья и, как мне показалось, с надеждой спросила:

- Тебя уволили?

- Нет, - ответил я.

Она недовольно выдохнула.

- Ладно, представь мне до конца дня отчёт, мне надоело за тебя постоянно выслушивать. В следующий раз я буду направлять тебя прямиком к Андрею Александровичу, отчитывайся перед ним сам. Я изначально была против твоей кандидатуры, но он настоял - не понимаю почему...

Теперь я понял, что как работник не устраивал эту мегеру, и она, по-видимому, всячески меня поносила перед шефом. Но я поверил в свои силы, чувствуя веру в себя уже от самого шефа. Я ещё усерднее стал вникать в рабочий процесс, советовался с коллегами. Андрей Александрович стал часто вызывать к себе, требовать отчёты, давал какие-то указания, я просто стал каким-то юнцом на побегушках у него. Задания были совершенно не касающиеся моего функционала: купить что-то для его семьи, организовать для них праздник, вызвать такси и т.д. Соответственно, не хватало времени на мою непосредственную работу. Он стал теперь на меня повышать голос, придираться к моему внешнему виду. Я понимал, что просто началась травля, испытывалось моё терпение, и я в один прекрасный день написал заявление об увольнении. У меня создалось впечатление, что он глубоко разочарован во мне.

С заявлением я протянул целый день, была пятница со свободным дресс-кодом, и я надеялся на то, что с понедельника начну поиски работы с чистого листа. Весь народ практически разошёлся, остался лишь кто-то из айтишников, но и тот уставился в наушниках в экран и, видимо, играл. Я набрался смелости, у меня уже выработался какой-то рефлекс, сопровождающийся неприятными эмоциями, как только я пересекал границу кабинета своего начальника. Я практически без стука вошёл и увидел, что Андрей Александрович цедит виски у себя за столом, слушая при этом какую-то мелодичную музыку. Вся атмосфера вокруг была заполнена ароматом алкоголя и его туалетной воды.

- Что случилось? - спросил он, не вставая с кресла.

- Я... это, хочу уволиться, - ответил я и протянул ему заявление.

Он хмыкнул и ещё отхлебнул виски, затем пристально уставился на меня, как он обычно это делает.

- Ты что, не справляешься? - задал мне вопрос шеф.

Я был немного сбит с толку, ведь он перешёл со мной на "ты", а этого никогда не было.

- Все, понимаешь, все были против тебя! - он встал и стукнул стаканом о стол, да так, что какая-то часть содержимого напитка вылилась на столешницу.

Он подошёл ко мне и присел на край стола.

- Я давал тебе несколько шансов, я же вижу твоё стремление здесь работать. Я был уверен в тебе, но ты сдаёшься!

- Извините, я не хотел...

Не успел я что-то невнятное договорить, как он меня оборвал, крикнув:

- Блять, да хватит оправдываться!

После этого он наклонился ко мне и схватил своими сильными пальцами меня за подбородок. Он властно развернул мою голову к себе, и наши взгляды встретились.

- Никогда и ни перед кем не оправдывайся! - практически побуквенно проговорил он эту фразу.

Я просто замер в каком-то оцепенении, глядя в его бездонные глаза, чувствуя так близко его тело и при этом не понимая, какого хера здесь сейчас происходит: какой-то мужик меня унижает, орёт на меня и ещё и распускает свои грёбаные руки. Я чувствовал, что оцепенение моё постепенно сменяется гневом, и я отбросил его руку.

- Убери свои руки, козёл, и подпиши моё заявление! - я вскочил - у меня горели щёки - и направился прямиком к двери.

- Извини, - услышал я брошенную мне в спину фразу.

Я остановился от мгновенно сменившейся тональности в его голосе, превратившейся в печаль. Я повернулся и увидел, как Андрей Александрович стоит поникший. "Вот э фак?" - промчалось у меня в голове. Но вслух я спросил:

- Андрей Александрович, всё нормально?

Он молча кивнул головой, глубоко вдохнув.

- Прости меня, я, кажется, немного перебрал, - сказал он и нервно улыбнулся.

Я понял, что мужчина немного всплакнул, и это выдавали его покрасневшие глаза.

- Проблемы дома? - спросил я.

- Да, не касающиеся тебя, - он неохотно кивнул.

В этот момент я ощутил непреодолимую тягу к Андрею; настолько он сейчас был беззащитным, естественным, нежным. Мне захотелось его обнять, успокоить. Передо мной пролетели кадры всего нашего нервного рабочего процесса. Мне даже и в голову не пришло, что у него был простой перенос семейных проблем, а я попадал под горячую руку.


Часть 2 (последняя)

Он предложил мне выпить с ним. Из этических соображений и субординации я не стал задавать ему лишних вопросов. Он наполнил мне стакан, а сам сел в своё кресло и задумался. Я подошёл к нему, сказал, что всё будет хорошо, и поднял стакан, приглашая выпить.

- Извини за козла, - сказал я, и он расхохотался.

Какой же он был красивый, когда улыбался и освещал всё вокруг своими ямочками.

Андрей протянул мне свою жилистую руку в знак примирения и благодарности. По мне пробежали мурашки от его прикосновения, обжигала руку его горячая ладонь. Мы держались за руки какое-то время, наверное, целую вечность. Искра, зародившаяся в рукопожатии, пробежала по телу и достигла моего члена. Он моментально откликнулся на жар ладони Андрея. Мы просто молчаливо смотрели друг другу в глаза, и я почувствовал, как босс крепче сжал мою руку и стал притягивать меня к себе. Я от возбуждения выдохнул, и у меня инстинктивно приоткрылись губы для поцелуя.

Андрей провёл рукой по моей щеке, и его средний палец оттянул мне нижнюю губу, далее мужчина сознательно всунул палец в мой рот, стал чаще дышать и притянул теперь меня для поцелуя. Я понимал, что он был возбуждён, но первый поцелуй с мужчиной, по-видимому, давался ему нелегко. Я видел, как мысли клубились в его голове, это можно было прочесть в его бездонных глазах. Он нервно сглотнул, но не решался сделать первый шаг. Тогда я положил свои руки ему на шею и поцеловал его в уголочек рта, кончиком языка лизнул его там же. Он рассматривал меня сквозь полуопущенные веки, а я знал, что у него между ног стоит колом.

Он выдохнул и накинулся на меня. Мы стали просто бешено целоваться. Он покусывал мои губы, ласкал меня во рту языком, при этом стал параллельно подниматься из своего кресла. Он сжал меня в своих объятиях, а я обнял его; мне нравилось ласкать его спину, в моих руках играли его мускулы. Он стал целовать мою шею, а я откинул свою голову назад, подставляя её под залп его поцелуев. Он лизал мне за ухом и целовал меня в подбородок. Боже, как безумно я его хотел! Мне казалось, что фейерверк стреляет у меня в ушах и в груди.

И тут он отстранился от меня.

- Погоди, - сказал он и пошёл к двери.

Я увидел набухший бугор в районе его ширинки и испугался, что он сейчас передумает, уйдёт. Но он лишь закрыл дверь и, повернувшись, улыбнулся мне.

- Долбаные айтишники, - Андрей подошёл ко мне. - Знаешь, я этого никогда не делал с парнями, - улыбнулся он, - и немного нервничаю.

Я сказал:

- Доверься мне.

- Ха, Дмитрий, вы открываетесь для меня совершенно в ином свете! - пошутил Андрей.

- Нет, Андрей Александрович, в ином свете я откроюсь для вас немного позже. Присядьте, пожалуйста, на диван.

Андрея я усадил на рядом стоящий диван, и он вальяжно раздвинул свои ноги. Я залез на него сверху и припал к его губам, приятно ощущая в районе своей попы налившийся член шефа. Теперь я целовал его в шею, дразнил его своим язычком, облизывая его губы, и вдыхал аромат его парфюма.

- Можно я возьму твой член в рот? - спросил я игриво.

Он улыбнулся одним уголком рта и возбуждённо сглотнул.

- Да, - ответил Андрей и стал расстёгивать ремень.

Я остановил его и взял инициативу в свои руки. Наконец, я добрался до самого сокровенного; если я возьму его член в рот, то уже ничего не будет так, как прежде, это своего рода инициация, ритуал, переход на другой уровень восприятия друг друга. Я хотел оттянуть этот момент и насладиться им сполна. Но Андрею, как и всякому мужику, уже не терпелось; мне часто и самому в сексе хочется резко, страстно, сразу и по самое не хочу. Но это мы сделаем в следующий раз, а сейчас...

А сейчас я расстегнул его ширинку, он поднялся и стянул с себя брюки вместе с трусами, которые остались на уровне голени, и передо мной вздыбился его прекрасный член, головка уже давно оголилась, набухла и блестела от смазки. Кровеносные сосуды обволакивали его и пульсировали, а яйца призывно свисали. Моя глотка сжалась при виде этого агрегата и в предвкушении от будущего знакомства. Голова у меня кружилась от аромата его хуя. Андрей же только часто дышал и ждал удовольствия.

Я моментально заглотил его член, пытаясь его весь засунуть в себя, но быстро опомнился, вынул его и стал порхать своим языком над головкой, вдоль ствола и вылизывать яйца. Он снова присел на диван и раскинул свои накачанные футболом ноги. Пока я отсасывал ему, он расстегнул и скинул с себя рубашку. Я обомлел от красоты его торса - ну как можно успевать так тренировать тело. Теперь я хотел с ним трахаться всегда.

Он стал стонать и положил свои руки на мой затылок, теперь он стал проталкивать свой хуй как можно глубже в меня. Кубики его пресса то расслаблялись, то снова сокращались. Я отстранился, так как стал давиться. Он меня попросил не останавливаться, но я не хотел, чтобы он кончил так быстро, и понимал, что на второй заход он вряд ли пойдёт. Я слышал, как вибрировал его телефон, наверное, это жена звонила.

Я снова залез на него, и мы стали целоваться. Он улыбнулся, сказав, что ещё не пробовал свой член на вкус. А я сказал, что хочу, чтобы он трахнул меня. Андрей заметил, что он уже совершенно голый, а я ещё в одежде, и решил исправить сие упущение, стянув с меня пятничный дресс-код: футболку с джинсами.

Я лёг спиной на диван, а Андрей лёг сверху.

- Это так необычно - касаться членом другого члена; конечно, я об этом буду жалеть... - не закончил он.

- Почему? - спросил я.

- Забей, - ответил он.

Я ощутил на себе все его 80 килограммов, и мы прикоснулись друг к другу членами. Я застонал и откинул голову, наслаждаясь ощущением, Андрей тут же стал меня целовать в шею и в губы. Я руками гладил его сильную спину, спускаясь к вожделенной попе и поднимаясь обратно к лопаткам.

Я раздвинул пошире ноги, чтобы Андрею было комфортно лежать на мне. Он стал целовать мою грудь и сосать соски, и, соответственно, его член спустился ниже, к моей изнывающей от желания попе.

- Дима, я не могу уже больше терпеть, пожалуйста... - простонал Андрей, а я улыбнулся и глазами дал согласие.

Я притянул его блондинистую голову к своей груди. Он вырвался из моих объятий.

- Димка, как... как мне это сделать? - спросил он, тушуясь.

У меня в животе запорхали бабочки, ведь он ласково обратился ко мне. Господи, я хочу быть с этим человеком, я готов ему стирать, готовить, я готов его веселить, утешать и защищать. Я хочу принадлежать только ему и не делить его ни с кем. Я просто хочу дышать им.

Сейчас я не хотел совершать лишних телодвижений, я просто смочил слюной его член и свою дырочку, и он вошёл в меня. Я хотел, чтобы он входил в меня всегда; он из-за отсутствия опыта влетел в меня, вырвав из меня крик, и, остановившись, прикрыл ладонью мой рот.

- Ты чего? Народ же сбежится, - улыбнулся Андрей.

- Андрюша, давай уже трахай меня, - ответил я.

И мы понеслись. Диван постыдно скрипел, а я пребывал где-то в районе седьмого неба или стратосферы... Мне казалось, что я ощущаю каждую жилку, каждый сосуд его члена.

Я протянул руку и нащупал пальцами его яйца, он в ответ застонал. Подумать только, когда-то этот член сделал двоих, а теперь ебёт меня... Почему-то в этот момент мне захотелось от Андрея потомства, и меня это развеселило. Меня возбуждали сильные фрикции его бёдер, напрягающаяся и лоснящаяся от пота грудь, закрытые в экстазе глаза и открывающийся сексуально рот, откуда вылетали стоны.

Я понимал, что этот момент долго продлиться не может: наверняка из-за проблем в семье у него определённое время не было секса и долго он не продержится. Я стал дрочить себе и моментально кончил только от мысли, какой мужчина меня имеет. Я залил спермой рельефный живот Андрея, который был просто создан для того, чтобы на него парни сливали свой нектар...

- Димка, я кончаю! - предупредил меня Андрей, и я руками вдавил его за ягодицы в себя и машинально вставил палец в его попку.

Он этого не ожидал и хотел было отстранить мою руку, но было поздно: цунами оргазма нахлынула на тело Андрея, он просто по-зверски заорал и стал конвульсивно сливать в меня фонтаны своего семени. Кончив, он обмяк и распластался всем своим весом на мне, а белокурой головой уткнулся мне в плечо. Через какое-то время, когда восстановилось дыхание, он ухмыльнулся.

- Ну что? - как-то наивно спросил я.

- Может, вытащишь из меня свой палец?

- Ах да, прости.

- Похоже, там у меня волшебная кнопка. Не знаю, что ты сегодня со мной сделал, но такого секса у меня давно не было... да нет, вообще не было, - засмеялся Андрей.

Он поднялся и подошёл к столу, допив оставшийся в стакане виски. Я наблюдал, как даже в опавшем виде член его могуче свисал. Андрей взял телефон и сказал, что звонила его жена. Он тут же её набрал и стал с ней разговаривать. Я понял, что сейчас я точно тут лишний, быстро оделся и вышел из офиса.

После того случая мы стали избегать друг друга, как-то не пересекаясь. Не знаю, что будет дальше. Да и на что надеяться-то...

A A A

Поиск

Жанры Видео

Жанры Рассказов


© Copyright 2019