Наш лучший поход (глава 1)

A A A
0
Жанры:  На природе, Садомазо
Часть 1

Сборы

Мы были знакомы с детства. Ходили вместе в одну школу, хотя и в разные классы. Мы - это мои друзья, Игорь и Кирилл, и я - Николай. Мы были неразлучны, и даже когда Игорь и Кирилл поступили после школы в колледж, наша дружба не прекратилась. После занятий, если было возможно, мы поджидали друг друга в "нашем" месте и шли домой, делясь впечатлениями о прожитом дне и строя планы на будущее. Мы любили вместе проводить время, ходили в кино, на спортивную площадку, гуляли в лесу, который находился недалеко от нашего микрорайона. В нашей компании самыми активными были Кирилл и я, мы любили походы, искали приключений. Игорь же, напротив, не был склонен к фантазиям.

У нас не было запретных тем, мы могли обсуждать всё и всех. Тогда нам всем только-только исполнилось по 18 лет, и мы думали, что можем вместе мир прогнуть. Мы ни секунды не сомневались в успехе, который, конечно же, ждал нас. Но чтобы быть готовыми к большим свершениям, мы решили готовиться к новой жизни. И в наших, скажем прямо, тогда ещё полных ветра головах это желание приняло несколько своеобразную форму. Нам казалось, что во взрослой жизни важно не только получить образование, но и суметь постоять за себя, научиться бороться с трудностями и лишениями, переносить боль, а если потребуется, то и уметь захватить противника в плен, для чего нужно научиться хорошо связывать его. Ну и, конечно же, обязательно нужно научиться освобождаться самим, если кто-то из нас попадет в плен.

Поставив перед собой такую задачу, мы раздобыли бельевую верёвку и, уединившись, "тренировались". Первые попытки связать друг друга оказались не слишком удачными. В итоге Кирилл вообще решил, что невозможно так связать человека, чтобы тот не смог освободиться, пусть и за большое время. А уж так связать, чтобы он не мог пошевелиться, - в такое мы оба не верили. Всякий раз, когда мы пытались связать друг друга, я начинал испытывать приятное возбуждение, а пару раз у меня возникала приличная эрекция. Такая реакция делала для меня наши игры ещё более интересными.

На наше счастье, в книжном магазине мне попалась книга "Подготовка разведчика". В ней было собрано всё, что нас интересовало: как выследить, поймать, связать, допрашивать человека. Были описаны интересные приёмы связывания, о которых мы даже не подозревали. Мы читали эту книгу запоем. Но, конечно же, мы не хотели, чтобы взрослые узнали о наших "тренировках", поэтому ещё весной мы решили учиться мужеству где-нибудь подальше от дома, там, где вообще никто не ходит. К нашему огорчению, Игорь не поддерживал этих планов и не принимал участия в наших первых учениях. Он называл эти "тренировки" глупостью, но, как настоящий друг, всё сохранял в тайне, слова никому не сказал.

Едва дождавшись каникул, Кирилл и я решили пойти в поход. Целью похода, местом первой серьёзной тренировки мы выбрали лес недалеко от водохранилища. Родители дали добро на наш четырёхдневный поход, и вечером, накануне события, мы тщательно подготовились: упаковали в рюкзаки палатку, ножи, топор, много разных верёвок, какие-то шнурки и тряпки, взяли также еду на несколько дней, обязательные пиво и чипсы. На следующий день рано утром мы отправились в путь.

Первый день похода

В Подмосковье легко найти места, где людей почти никогда не бывает - достаточно отойти на два-три километра от населённых пунктов. Сев на электричку и проехав несколько остановок, мы сошли с поезда и отправились в сторону леса. Для ориентировки мы, как настоящие разведчики, пользовались картой и компасом. Пройдя часа два, мы нашли уютную зелёную площадку, окружённую густым лесом. Невдалеке, метрах в ста от нас, протекала неширокая чистая речка. Видно было, что здесь никто не появлялся, по крайней мере, несколько недель. Там мы и поставили нашу палатку. Затем подготовили место для костра, собрали хворост и разожгли огонь, сняли джинсы и надели короткие шорты. Было около часа дня.

В обычных походных хлопотах мы ни на секунду не забывали о нашей цели. Нетерпение нарастало. Я чувствовал, как приятное возбуждение начинает во мне брать верх, и мне не терпелось начать. Но, сохраняя видимость спокойствия, мы решили посидеть ещё немного и выпить по банке пива. Наконец, минут через десять, Кирилл первый не выдержал и проговорил:

- Коль, может, начнём? А?

- Ага, давай, - ответил я. - Кто первый?

- Давай так: сначала я свяжу тебя. Если за 15 минут ты не развяжешься, то я развяжу тебя и снова свяжу, но по-другому. А если развяжешься, то будешь ты меня связывать.

- Ага, идёт!

- Ну, пошли!

Постелив на траву одеяло, мы встали. Вспоминая наши прошлые эксперименты, Кирилл взял два коротких куска верёвки. Сложив мои руки за спиной, он одним куском связал их в кистях, не забыв проложить несколько витков верёвки между рук, а затем, предложив мне скрестить ноги, другим куском связал лодыжки. Стоять так было неудобно, поэтому Кирилл помог мне лечь на одеяло и сказал:

- Вот, попробуй развязаться, а я засеку время. Лежи пока, а я схожу на речку за водой.

И он ушёл. А я, лёжа, попытался вытянуть одну руку из витков верёвки. Нет, не получалось: петля была тесной, и руки плотно прилегали одна к другой. Тогда я попытался достать руками до ног, чтобы развязать их. Вот тут удача была на моей стороне: мне удалось нащупать узел и кое-как за несколько минут развязать его. В результате мои ноги оказались свободными, и я смог встать. Поняв, что делать, я попытался дотянуться пальцами до узла верёвки, связывавшей руки. Нащупав один конец верёвки, я присел и наступил на него ногой. Теперь, немного привстав, я потянул за него и почувствовал, что узел развязывается.

Всё, я свободен, хотя время ещё не истекло. Тогда, чтобы немного попугать Кирилла, я ушёл с полянки и, спрятавшись за деревьями, стал поджидать его. Через несколько минут Кирилл вернулся, неся котелок с водой. Выйдя на полянку и не увидев меня, он закричал:

- Коль, ты где?

Я решил сразу не отвечать.

- Ладно, ты выиграл, выходи! Где ты? - уже немного встревожившись, звал меня Кирилл.

Я решил продолжить игру и не отзываться. Кириллу стало страшно, и он, громко крича, начал метаться по полянке, в отчаянии искать меня. Наконец, через несколько минут я не выдержал и, смеясь, вышел на поляну.

- Ну и гад же ты, - набросился на меня Кирилл. - Это нечестно! Я уже испугался! А вдруг что случилось! Ещё так сделаешь - и я тебя убью!

- Да ладно, Кирюш, это же прикол! Тоже тренировка... Ну ладно, больше не буду. Да, а ты проиграл! Теперь моя очередь связывать. Ты хреново связал - я развязался влёгкую.

- А я особенно и не старался, - буркнул он. - Это же только для начала.

Посидев у костра и успокоившись, мы вскипятили воды, сварили суп из концентрата и с аппетитом пообедали. Наевшись, залезли в палатку и подремали около часа.

Теперь пришла моя очередь связывать Кирилла. Учтя недостатки предыдущей попытки, я сразу положил его на одеяло на живот, затем завёл за спину правую руку Кирилла и накинул на неё петлю. Крепко затянув её, я завёл за спину вторую руку друга и, как только мог, крепко привязал её к первой, а затем ещё несколькими витками обмотал обе руки и всё закрепил узлом. Затем другой верёвкой связал лодыжки его ног.

Всё, Кирилл был связан, и сам развязаться не сможет. Но на всякий случай, учтя то, как легко освободился сам, я решил немного усложнить задачу Кириллу. Ещё одним куском верёвки я решил связать локти его рук. Накинув петлю на локти друга, я стал постепенно стягивать их вместе. Кирилл протестующе дёрнулся, но я, упёршись коленом в его спину, уверенно продолжал затягивать петлю туже и туже, чтобы свести локти вместе. Через пару минут мне это удалось - его локти почти сошлись. Теперь уж точно - руки сам он развязать не смог бы. И, наконец, ещё одной, четвёртой верёвкой я дополнительно крепко связал ему ноги немного выше колен.

Вид туго спелёнутого, беспомощного Кирилла, лежащего на земле, был такой возбуждающий, что я почувствовал у себя сильнейший стояк. Я решил немедленно разрядиться, сказав:

- Лежи и освобождайся, если сможешь. У тебя 15 минут. А я пойду к речке, посижу там, выпью баночку пива, - выдавил я из себя и ушёл, скорее, убежал, зафиксировав по часам время.

Едва добежав до берега, я скинул шорты и плавки. Мой член, казалось, дымился от возбуждения. Не успев сделать и пяти движений рукой, я бурно кончил. Через обещанные 15 минут я вернулся. Кирилл лежал в том же положении, в каком я его оставил. Я выиграл! Но вид его потемневших, затёкших рук меня немного напугал, и я быстро развязал верёвки, связывавшие локти. Затем, не знаю почему, я не стал продолжать развязывать его и спросил:

- Кирюх, а выдержишь ещё? Может, теперь попробуешь развязаться?

- Ну ладно, давай ещё 5 минут, - с небольшим усилием ответил он.

Я присел у костра, через плечо поглядывая на Кирилла и наблюдая за тем, как он вертится, пытаясь разными способами ослабить верёвки. Это было так возбуждающе! Я снова почувствовал нарастающую эрекцию.

И тут, к моему огромному удивлению, ему удалось освободить руки. А дальше осталось делов на минуту - развязать ноги. Странно! Как ему это удалось? Я же так прочно связал ему руки! Что было не так? Я спросил:

- Кирюш, а как это у тебя получилось?

- А ты узлы не умеешь завязывать, - с довольным смехом ответил он. - С твоими узлами было легко растянуть верёвку и вытянуть руку из петли.

- Всё равно, я победил, потому что в основное время ты не освободился, - сказал я.

- Пожалуйста, как скажешь. Наверное, правильно так, чтоб без обмана было.

В этот день мы больше решили не играть, чтобы, отдохнув, завтра с утра, сразу после завтрака, начать серьёзную подготовку. Весь вечер мы провели, болтая о разных вещах, обсуждая приёмы связывания, внимательно изучая картинки в нашей любимой книге о подготовке разведчика, и часов в 10 вечера, после лёгкого ужина, залезли в палатку и легли спать.

Кирилл заснул сразу, а я, заново прокручивая в голове события прошедшего дня, снова сильно возбудился. Решив разрядиться, я осторожно вылез из-под одеяла и, отойдя от палатки метров на двадцать, начал дрочить. Кончил я очень быстро и так же бурно, как в первый раз. Немного успокоившись, я вернулся в палатку и лёг. Но всё было напрасно: волнения дня дали о себе знать, и я спал вполглаза, просыпаясь от малейшего шороха. Чтобы не разбудить Кирилла, я лежал, старался не шевелиться, но в какой-то момент провалился в крепкий сон. Во сне я видел, как мы с Кирюхой гоняемся друг за другом, как я его догоняю, начинаю связывать и как хорошо у меня это получается.


Часть 2

Второй день похода

Наконец, наступило утро. Я проснулся под громкое пение птиц, не сразу поняв, где я, но, почувствовав тепло лежащего рядом Кирилла, мгновенно вернулся к реальности. Пытаясь вспомнить свой недавний сон, я понял, что, кроме приятных ощущений, в памяти осталось мало чего, но хорошее настроение, навеянное им, распирало меня. Стараясь не разбудить друга, я осторожно выбрался из палатки, надел шорты, футболку, кеды и начал разжигать костёр, чтобы сделать завтрак. Налив в котелок воды, я повесил его над огнём и сел рядом, о чём-то задумавшись.

Углубившись в раздумья, я не услышал, как Кирилл проснулся и тихонько подошёл сзади. И когда он сильно обхватил меня за шею, стараясь повалить на землю, я не сразу "включился" в игру и позволил ему оказаться сверху. Затем, после недолгой борьбы, мы повалились рядом на траву, смеясь и успокаивая дыхание. Немного отдышавшись, пошли на речку умыться и почистить зубы. Там мы разделись по пояс и с удовольствием умывались в кристально чистой воде. Как всегда, Кирилл начал первый: неожиданно шлёпнув рукой по воде, он окатил меня прохладной водой. Я решил отомстить ему и просто столкнул его в речку. Кирилл никак не ожидал от меня такого и плюхнулся мешок мешком. Сначала я испугался, что он рассердится. Но Кирилл, как настоящий друг, не стал лезть в бутылку, а просто весело рассмеялся. Поскольку он промок насквозь, ему не оставалось ничего другого, как снять шорты, оставшись в одних плавках.

Посмотрев на Кирюшку, я вдруг впервые за всё время нашего знакомства заметил, что он хорошо сложенный, стройный парень. Ему очень шли узкие спортивные голубые плавки. "Ох! Как он красив!" - подумал я. И пока я пялился на моего друга, он с удовольствием ещё раз бросился в воду. Немного поплавав, Кирилл вышел из воды, и мы, забрав наши вещи, пошли к палатке. Затем мы по-быстрому сделали завтрак и, не теряя времени, приступили к тренировке.

Поскольку вчера победителем оказался я, то сегодня я должен был связать Кирилла каким-то новым способом. Моя фантазия буйно работала, и я начал с того, что подвёл друга к не очень толстому дереву и, поставив его спиной к стволу, заставил свести руки за ним. Затем короткой верёвкой я крепко связал их. Потом длинной верёвкой я связал ему щиколотки ног, а оставшейся частью верёвки прочно привязал ноги к дереву, сделав несколько витков, охватывавших ствол и ноги, и закрепил всё узлом. Наконец, для прочности связывания, я взял длинную верёвку и крепко примотал тело Кирилла к дереву, сильно натягивая верёвку и стараясь располагать витки равномерно сверху вниз вдоль торса. Закрепляющий узел разместил спереди, чтобы руками до него невозможно было добраться.

Конец работы я делал, уже испытывая сильнейшее возбуждение, мой член просто рвался из шорт. Кирилл, так и оставшийся в одних плавках, выглядел необыкновенно красиво и эротично в своём беспомощном положении. Прочно связанный, с напрягшейся мускулатурой, он был просто прекрасен! Взглянув вниз, я заметил, что его плавки уже не в состоянии скрыть сильное возбуждение парня. "Ого!, - подумал я. - Неужели ему так же нравится связывание, как и мне?"

- Кирюш, тебе не больно? Не слишком туго получилось? - спросил я.

- Нормально! Просто суперский кайф! - с небольшим напряжением в голосе ответил он.

- Ну, тогда стой, но всё-таки попробуй освободиться. Времени даю 15 минут. Если что - я рядом, только крикни.

- Ага, буду помнить.

Таким способом мы ещё ни разу не пробовали связывать друг друга, просто не было ни времени, ни места, поэтому у нас обоих возникли совершенно новые ощущения.

Проверив обвязку на прочность, отметив время по часам, я сел недалеко и стал делать вид, что изучаю книгу, время от времени поглядывая на Кирилла, на то, как он пытается ослабить связывавшие его путы. Его мышцы красиво напряглись. Он начал двигать руками, стараться перемещать корпус вверх и вниз... и через некоторое время я заметил, что его попытки приносят ему успех: верёвка, привязывавшая корпус к дереву, немного сдвинулась вниз, а ещё через 5 минут она совсем упала. Дело было в том, что я, не предусмотрев такой возможности, не закрепил её от сползания. Затем он, с трудом присев, начал развязывать ноги. На это потребовалось не меньше 5 минут. В результате получилось, что только связанные за деревом руки удерживают его от полного освобождения. Если быть честным, то я оставил ему маленькую возможность развязать руки самому: если достать один из концов верёвки и сильно потянуть за него, то узел должен был распуститься. Но его время уже закончилось.

- Коль, дай мне ещё несколько минут.

- А что, надеешься освободиться? Ладно, у тебя круто получается. Ещё 5 минут - твои.

Вполне естественно, что вскоре он нащупал нужный конец и смог окончательно развязаться!

- Ну, Кирюх, ты герой! Класс! Я бы, наверное, так не смог! - с нескрываемым восторгом сказал я. - Ты выиграл!

По часам получилось, что на своё освобождение он потратил всего около 25 минут.

- Видишь, пока тебе не удаётся связать меня прочно! - со смехом ответил Кирилл.

На его теле остались яркие красные полосы - следы верёвок. На спине были небольшие царапины от коры дерева, а на запястьях следы недавних пут видны были ещё сильнее, поэтому, когда он сел отдохнуть на подстилку, я, встав на колени, обнял его сзади и начал растирать ему кожу, чтобы разгладить следы от верёвок и восстановить кровообращение. Но он сказал, что этого не требуется, а следы - это свидетельство его победы, и они ему нравятся.

Мы сидели рядом, и я чувствовал, что мой член сейчас разорвёт шорты. Взглянув на Кирилла, я увидел, что он возбуждён не меньше моего. Стараясь не выдать своего волнения, я спросил:

- Ну что, продолжим сейчас? Ты же победил, теперь твоя очередь.

- Ага, можно сейчас. Давай только немножко посидим - у меня ещё мышцы гудят.

Было видно, что Кирилл устал, но счастлив от своего успеха, и это состояние усиливалось мощной эрекцией. Посидев полчаса, мы так и не решились сразу продолжить игру. Не решались мы и на другое... думаю, понятно, на что.

Погода стояла на удивление приятная: на небе не было ни облачка, ярко светило солнце, было тепло, но удручающей жары не было. Солнечный свет давал контрастные и удивительно красивые тени от деревьев. Мы решили немного побродить вокруг поляны, осмотреться, поискать землянику. Побросав вещи в палатку, закрыв в неё вход и потушив костёр, мы отправились на разведку. По дороге мы много разговаривали, обсуждали, какими ещё способами можно связать друг друга. Вопрос был серьёзный: как можно связать парня, чтобы он мог оставаться связанным долго, сам не мог развязаться, и в то же время чтобы у него не затекали конечности.

Так и не придя к каким-то выводам, мы вернулись в свой лагерь и принялись готовить обед, но мысли об игре не оставляли нас. Я представлял, как бы сам стал освобождаться, если бы оказался на месте Кирилла, но не был уверен, что смог бы так же успешно решить эту задачу. Зато стало понятно, что нужно сделать, чтобы уж наверняка нельзя было освободиться от верёвки, привязывавшей корпус тела к дереву: просто необходимо было закрепить её сверху, пропустив над плечами, а потом, постепенно спускаясь вниз, обвязать по пути не только корпус, но и ноги и закончить вязку на лодыжках. Тогда верёвка, наверняка, не сможет сдвинуться, и пленник сам не сможет освободиться. После обеда мы решили попробовать, зная заранее, что тот, кого свяжут (то есть я), проиграет. Поэтому правила на этот раз мы изменили: я буду победителем, если смогу продержаться полчаса и не попрошу развязать меня. Но за такое ослабление правил Кирилл получал право связать меня так крепко, как только мог.

Отдохнув немного после обеда, мы занялись нашим делом. Сняв футболку, я встал спиной к дереву и сцепил сзади за деревом руки, а Кирилл крепко связал их. Затем, как и я прежде, он связал мои лодыжки и привязал их к дереву. Но сейчас он оказался хитрее: дополнительно он привязал мои ноги к дереву в области немного выше и ниже коленей, так что теперь я не смог бы согнуть их. Наконец, длинной верёвкой он обмотал тело, сильно-сильно натягивая верёвку, крепко привязав его к дереву. Для усиления натяжения Кирилл, когда привязывал мои тело и ноги, упирался в ствол дерева ногой и натягивал верёвку по-настоящему плотно. И, конечно же, он не забыл закрепить её так, как мы договорились.

Всё, я почувствовал, что связан по всем правилам. Развязаться было невозможно, но можно было попробовать продержаться. Натяжение верёвок было очень сильным. Пошевелиться нельзя - верёвки впивались в кожу и не позволяли сдвинуться даже немного. Я как бы слился с деревом, к которому был привязан, стал его неотъемлемой частью. Да, ощущения были совершенно невероятные! Я опьянел от восторга! И ко всему прочему, у меня наступила такая эрекция, какой никогда ещё не было! Всё, что я мог сделать, - это попросить Кирилла расстегнуть мне шорты, чтобы член не сломался.

Кирилл, подумав несколько мгновений и приняв какое-то решение, юркнул в палатку. Всё стало ясно через пару минут. Оказывается, он вытащил из моего рюкзака большой платок, которым завязал мне глаза. Затем нежно, одними подушечками пальцев, он провёл по моей щеке и плечам, дотронулся до живота, поласкал крепко связанные бёдра и очень аккуратно стал расстёгивать пуговицы. Частые витки верёвки не позволили ему спустить мои шорты целиком, но освободить мой член Кирилл смог. И буквально через несколько мгновений я почувствовал, что мой член провалился куда-то, где было очень тепло и немного влажно. "О Боже! - мелькнуло у меня в голове. - Да он сосёт у меня!"


Часть 3 (последняя)

Похоже, что тогда эта мысль была последней связной мыслью в моей голове. Дальше были одни эмоции! Кирилл менял темп, то заглатывая мой член поглубже, то просто облизывая головку. Иногда он полностью убирал мой член из своего рта и немного поддрачивал мне, а потом снова брал его в рот. Сказать, что мне было улётно - это значит не сказать ничего! Это было потрясающе! Нет, это было волшебно! С каждой секундой и без того чудовищный стояк усиливался и усиливался.

Действия Кирилла заставляли меня изгибаться, мне хотелось вставить ему как можно глубже и замереть. Я крутился, пытаясь оторвать таз, спину, руки от дерева, но крепкая верёвка надёжно держала меня, сильнее и сильнее впиваясь в моё тело. Я не замечал боли. Наоборот, невероятное напряжение мускулатуры и усиливающаяся от этого боль выносили мои ощущения куда-то далеко в космос. Мне было одновременно и тяжело, и легко. Я парил, как птица в вышине, но одновременно чувствовал, что прикручен к дереву.

Ещё секунда - и напряжение достигло предела. Яркая молния где-то сверкнула... Я подумал, что мой мозг взрывается, а тело распадается на молекулы... Из горла вырвался стон облегчения... Эти мгновения были самыми яркими и счастливыми в моей жизни. На секунду у меня помутилось в голове, мне казалось, что я умираю, но необычайное напряжение сменилось необъятным счастьем, которое длилось лишь один миг или всю мою жизнь. Я понял, что кончил.

Мои ноги подкосились, и я повис на верёвках. И вдруг мне стало очень больно, нестерпимо больно.

- Кирюш, - простонал я, - я больше не могу! Я сдаюсь, развяжи меня.

Кирилл быстро снял платок с моих глаз и распустил верёвку. Обессиленный, я сполз на землю. Кирилл заботливо подхватил меня и отвёл к костру. Посадив меня на бревно, он сам сел рядом и нежно обнял меня. Так мы сидели довольно долго, пока моя голова не начала проясняться. И тут меня прорвало:

- Кирюха, ты гад, я тебя ненавижу! - чуть не кричал я. - Ты меня всегда обманывал! А я тебе верил! Я думал, что ты мне всё рассказываешь, а ты такое делал... Ненавижу! Друг, называется...

- Коль, ну не сердись! - тихо ответил Кирилл. - Тебе что, очень плохо было сейчас?

- Не, не плохо, классно, но это нечестно!

- Знаешь, со мной такое было только один раз, и мне тогда это понравилось. Наверное, как тебе сейчас. А не говорил я потому, что очень боялся потерять тебя. А вдруг ты бы всё неправильно понял? Я давно хотел с тобой об этом поговорить, но как-то не мог решиться. Ну, Коль, прости, больше я никогда от тебя ничего не буду скрывать... Коль!

Кирилл ещё крепче обнял меня и как-то очень нежно прижал свою щёку к моей. И всё моё внутреннее напряжение разом куда-то испарилось. Мне было удивительно приятно сидеть рядом с ним, ощущать его тепло, чувствовать на себе его руки. Через некоторое время, полностью успокоившись, я обратился к нему:

- Кир, мы не можем считать моё поражение поражением. Ты поступил нечестно.

- Хорошо, - ответил Кирилл с лёгкой улыбкой, - как скажешь. Но если выиграл ты, значит, следующим связанным должен быть я. И если ты применишь ко мне какие-то похожие "спецсредства", я не буду возражать.

И в его интонациях явно промелькнули искорки озорства.

- Вот об этих "спецсредствах" я и хочу с тобой поговорить, - ответил я с небольшим усилием.

Но разговора не получилось - в палатке зазвонил телефон. Кирилл быстро нашёл его и принял звонок. Оказалось, что звонит Игорь. Кирилл отошёл в сторонку (связь была лучше на краю полянки) и стал что-то возбуждённо рассказывать Игорю, а я смотрел на него и думал: "Ну и что? Он же мой друг! Лучший друг! Он был таким вчера и останется таким завтра! Что поменялось? Ничего! Я могу по-прежнему положиться на него, как на самого себя. В конце концов, мне же было классно. Да я и сам давно хотел чего-то такого. Ну и, всё ясно". Пока я разговаривал сам с собой, Кирилл закончил беседу по телефону и подошёл ко мне.

- Я пригласил Игоря к нам, и он согласился, - сообщил он.

- Тогда нам надо подготовиться, принести побольше воды, набрать дров, что-то приготовить, - ответил я обрадованно.

- Ага, и собрать земляники. Ты же помнишь, как Игорь любит землянику! Я рассказал ему, что ягод в этом году много, можно косой косить, - ответил Кирилл.

- Тогда ты иди, собирай землянику, а я немного отдохну и займусь хозяйством.

- Ага, - согласился Кирилл, - но я не смог точно рассказать ему, где нас найти. Завтра днём нам надо будет встретить его на опушке леса.

- Но тогда утром мы не сможем продолжить, - разочарованно сказал я.

- Ну и что? - удивился Кирилл. - Я же проиграл, а правила есть правила. Как только ты отдохнешь и мы закончим дела, сможем продолжить и сегодня. Ну, ладно, я пошёл за ягодами.

- Ага! Не задерживайся надолго.

Кирилл ушёл, а я ещё некоторое время сидел, вспоминая свои ощущения. Мышцы всё ещё гудели. "Незабываемо! Неужели такое больше не повторится? - думал я. - Как я хотел бы такое же сделать с Кирюшкой! Или у меня не получится совсем? Или ему не понравится? Ну и ладно, а я всё-таки попробую. Свяжу его очень крепко, чтобы он не мог шевельнуться, и попробую, а предупреждать не буду. А не понравится ему, тогда ...". Но эту последнюю мысль я не додумал, ничего не приходило в голову.

Взглянув на своё тело, я увидел резкие красные полосы - следы недавнего связывания, и снова приятные воспоминания нахлынули на меня. А ощущение этих следов физически напоминало мне о том, как я стоял крепко привязанным к дереву, и о том, что происходило со мной. Отгоняя от себя эти мысли, я принялся за хозяйственные дела.

Нужно было набрать побольше хвороста, принести воды, убрать мусор, приготовить что-то на ужин и подумать о завтраке (времени-то утром будет в обрез!). Так в этих делах незаметно пролетело время. Кирилл вернулся, неся большой полиэтиленовый пакет, полный ароматной красной земляники, и мы поужинали, болтая о разных пустяках.

Был восьмой час вечера, ещё светло, и я сказал:

- Кирюш, как договорились, давай я тебя свяжу?

- Ну, давай, а чего? Решили же! А как будешь сейчас? Вроде бы планировали каждый раз по-новому.

- Ну-у, давай так. Попробую связать тебя не сильно, но так, чтобы ты не смог освободиться сам. Не знаю, что получится. Только разденься и разуйся сначала, и пойдём.

Кирилл остался в одних плавках, а я взял верёвки, одеяло и повёл его на край полянки, где росли четыре дерева, случайно образовавшие почти правильный квадрат. Расстелив между ними одеяло, я заставил Кирилла лечь на спину. Затем надёжно, но не туго привязал к запястьям и лодыжкам верёвки, другие концы которых привязал к деревьям. Кирилл оказался распятым. И поскольку дотянуться одной рукой до другой он не мог, как не мог и распустить петли, охватывающие запястья, то сам освободиться он был уже не в состоянии. И хотя больно ему не было, если только он не пытался двигать руками или ногами, никакой свободы движения у него не оставалось.

Опять Кирилл был в моей власти. В таком виде я его сейчас и связал. И до чего же эротично он смотрелся в своих голубых плавках! Подёргав руками, ногами, Кирилл понял, что самому освободиться не получится.

- Кирюш, как впечатление? - спросил я его.

- А знаешь, это прикольно! Ты как знал, что я так хотел попробовать.

Плавки у него опять сильно надулись. Узкие и мелкие, они ели-ели прикрывали его член. "Ну, попробую", - решил я. Вернувшись к палатке, я взял тот же платок. Им я завязал ему глаза. После этого, внутренне сжавшись, я сдвинул с него плавки вниз, и его напрягшийся член сразу открылся. Поскольку на теле Кирилла верёвок не было, я спустил его плавки ещё ниже. Член Кирилла вздыбился обелиском - вертикально вверх. Я осторожно взял его в руку и попробовал слегка подрочить. По нарастающей эрекции я понял, что могу продолжать. Тогда я прилёг рядом и коснулся члена губами. По тому, какая дрожь прошла по телу Кирюши, как ещё больше напрягся его член, я понял, что это как раз то, чего он ждал.

Затем я языком обошёл вокруг члена и, наконец, взял его в рот. Забирая его всё глубже и глубже в рот, я испытывал огромное удовольствие. Потом я, вспоминая то, как это делал Кирилл, брал член то глубже в рот, то оставлял во рту только самую головку. Кирилл замер, но моё воздействие на его чувствительный член невольно заставляло его иногда двигаться, изгибаться и временами стонать. Непрерывно лаская член языком, я почувствовал, как начинает меняться его вкус. Он становился влажным, но не от моей слюны, а сам по себе. Как приятно было это! Вдруг сильная дрожь пошла по члену, и мне в рот вылилась мощная струя горячей спермы. От неожиданности я закашлялся, но вкус её был довольно приятным.

Упав на одеяло рядом с Кириллом, я почувствовал, что моё напряжение начинает спадать. Я не знал, что думать, что скажет мой друг. Кирилл тяжело дышал, как после напряжённой работы.

- Коль, спасибо! Это было здорово!

- Кирюш, ты не обиделся?

- Коль, нет, конечно! Я же хотел, чтобы ты это сделал! Неужели ты этого не понял?

- Кирюш, я, наверное, самый счастливый человек на свете! Спасибо тебе!

Так мы лежали некоторое время. Затем я сел и развязал другу глаза. Кирилл с какой-то нежностью посмотрел на меня, и я понял, что наша дружба не только не закончилась, но перешла на новый, высший уровень.

Вскочив, я бросился не знаю куда. Я был счастлив. Это было эгоистично, но я не подумал, что Кирилл продолжает оставаться связанным. А может, я специально оставил его лежать? Чтобы, прибежав, застать его на том же месте в том же положении? И, может быть, повторить то, что было? Но, одумавшись, я вернулся и быстро развязал друга. Некоторое время он продолжал лежать, потом, не проронив ни слова, сел. Мы прижались спинами и головами друг к другу, долго наслаждаясь нашим теплом, смотрели на закат и молчали.

Этой ночью мы спали, обнявшись, под одним одеялом.

A A A

Поиск

Жанры Видео

Жанры Рассказов


© Copyright 2019