Неожиданное предложение (глава 2, новая страница)

A A A
4
Жанры:  Первый раз, Студенты
Часть 1

Обычно я просыпаюсь сразу, рывком. Ещё секунду назад мой разум плавал в океане из сновидений, и вот уже открываю глаза, бодрый и ясно понимающий, кто я и где я. Очень удобно для студента. Так происходит всегда. Но - не сегодня.

Сегодня я просыпаюсь медленно, неохотно, словно выныривая из глубин ласкового, тёплого моря, а проснувшись - долго не могу понять, где нахожусь. Вокруг всё незнакомое: от стен до большой удобной кровати, на которой я лежу, завернувшись в одеяло. Одеяло, кстати, тоже чужое. И чужое ровное дыхание рядом.

Осторожно, словно боясь спугнуть остатки сна, поворачиваюсь и смотрю на парня, спокойно спящего на второй половине кровати. Светлые волосы, волевое лицо, во сне утратившее своё слегка надменное выражение. Крепкое, сильное тело спортсмена не прикрыто ни единым клочком ткани: видимо, одеяло я всё стащил на себя ночью. Есть за мной такая привычка - заматываться в него, словно в кокон.

Перевожу взгляд на нижнюю часть тела. Да, человек с большим достоинством - это как раз про него, во всех смыслах. И мои ощущения в... хм... одном месте подсказывают, что член, который я сейчас разглядываю, возможно, слишком велик для первого раза. Даже сейчас, в спокойном состоянии, он существенно больше моего "дружка" в боевой готовности. И очень красивый, как и его хозяин. Одна мысль о том, что я очень хочу его потрогать, вгоняет меня в краску. Хотя глупо, наверное, краснеть сейчас, проснувшись вот так, в одной постели с однокурсником, с болью в попке и ясными воспоминаниями о том, что было вчера...

Мой переезд в квартиру Сергея для меня прошёл словно во сне: помню лишь редкие обрывки.

Вот я быстро собираю свои немногочисленные вещи, а Сергей, обаятельный, как сам Люцифер, очаровывает квартирную хозяйку. Словно помолодевшая на добрых двадцать лет женщина буквально тает и, кажется, даже краснеет, поминутно уверяя Сергея в том, что "Женя хороший парень" и что она, конечно, предоставила бы ему, то есть мне отсрочку ещё на месяц-другой. И жалко, что он съезжает, что его друзьям всегда рады в её доме и что если что, то она... Сергей слушает всё это, рассеянно улыбаясь и вроде бы даже не глядя в мою сторону, но почему-то я постоянно ощущаю на себе его внимательный, какой-то нетерпеливый взгляд. От этого - суечусь, постоянно что-нибудь теряя. Но вот сборы завершены, и Сергей, вручив искренне расстроившейся хозяйке пачку купюр, подхватывает одну из моих сумок.

Внедорожник быстро несёт нас обратно в центр, меня же, на нервной почве, начинает неудержимо клонить в сон. Просыпаюсь оттого, что кто-то осторожно, словно лаская, гладит меня по щеке. Машина уже остановилась, и Сергей, заметив моё пробуждение, ещё раз проводит кончиками пальцев по моему лицу, на секунду залеживаясь на губах.

- У тебя очень нежная кожа, - на лице лёгкая улыбка. - И губки как у девочки. Тебе об этом не говорили?

Меня одолевают сразу два противоречивых желания. Первое - оказаться как можно дальше отсюда, потому что мне жутко стыдно. Парень не должен такое говорить другому парню! А второе - остаться и узнать, что же будет дальше. Потому что, может быть, это и неправильно, но тогда почему это так заводит? Просто по щеке погладили, а в паху уже ужас что творится.

Словно ошпаренный, выскакиваю из салона и вытаскиваю сумки. Бежать, срочно бежать... а куда? Мох на деревьях с севера, журавли летят на юг, а мне, собственно, куда? Где точно живёт Сергей, я не знаю. Парень не торопясь вылезает из салона. На лице довольное выражение. Отбирает у меня сумки и бодрым шагом идёт вперёд, указывая дорогу.

В квартире уютно. Сергей оборачивается:

- Осматривайся в моей скромной берлоге. Я пока пойду в душ. День был хлопотный. Ты пока вещи распакуй, потом тоже ополоснёшься.

Невольно застываю. Пока мы ехали, успел слегка позабыть о том, зачем я здесь. И, выходит, скоро меня будут трахать? Так это называется? Потерю девственности я представлял себе несколько по-другому.

Моюсь тщательно, максимально оттягивая момент, когда всё случится. Но чем дольше думаю о неизбежном, тем сильнее возбуждаюсь. Да и страшный порок - любопытство - начинает всё активнее нашёптывать на ухо: "Если уж всё решено, то постарайся, чтобы всё прошло получше; интересно же, как оно бывает". Чувствуя себя жутким извращенцем, готовлю попку. Нет, не то чтобы я этого хотел всерьёз - я же не такой, но мало ли. Заворачиваюсь в полотенце и медленно, словно крадучись, иду в комнату.

Сергей, обнажённый, сидит в кресле. Его член уже стоит, так что сразу вижу это чудо во всей красе. Большой, массивный, но при этом удивительно красивый. Стряхиваю с себя наваждение: какого дьявола я думаю так о половом органе другого мужика?! Но ужасно интересно, какой он на ощупь. Сам я размерами особо похвастаться не могу, а тут хоть запретное кино снимай.

- Нравится? - Сергей улыбается и слегка подрачивает свой член. - Я был уверен, что ты оценишь.

Мысли о красоте уходят, и приходит осознание того, что вот этим скоро будут трахать мою попку. Становится немного страшно. Да что там немного - хочется описаться от ужаса. В древности то ли турки, то ли ещё кто казнили преступников, сажая их на кол. И это вроде как очень и очень больно... Кажется, меня слегка потряхивает. Сергей перестаёт улыбаться:

- Не бойся. Всё будет хорошо. Если хочешь, сегодня вообще ничего не будет. Подождём, когда будешь готов.

Облегчённо вздыхаю. Да, так, наверное, будет лучше - когда буду готов. Лет эдак через сорок - пятьдесят. Но это разочарованное лицо Серёжи... да и чертовски хочется потрогать его член. Ещё полдня назад никогда бы в этом не сознался, но сейчас - почему бы и нет.

- А можно я... ну... потрогаю его?

- Потрогай, - на лице уже нет разочарования, но и улыбки нет, и вообще выражение какое-то странное. - Не стесняйся, трогай, как хочешь.

Подхожу ближе и, для удобства, встаю на колени. Член, или, лучше сказать, хуй, оказывается прямо перед моим лицом. Отсюда он кажется ещё больше, буквально завораживая своей какой-то первобытной мощью. Яички большие, массивные. Осторожно прикасаюсь к ним ладошкой и начинаю поглаживать, ощущая их вес. Сергей прерывисто вздыхает. Оставляю мошонку в покое, обхватываю ствол и начинаю осторожно его подрачивать. Сам я тоже иногда удовлетворял себя, да и кто же этого никогда не делал?! Но что сейчас чувствует Серёжа, приятно ли ему? Хотя у него была куча девушек, а может быть, и парней, так что наверняка мои робкие эксперименты его не особо вдохновляют.

Неожиданно мне захотелось сделать ему по-настоящему хорошо. Это желание столь неожиданное и сильное, что я напрочь забываю о том, что мы оба - парни и что ещё вчера я бы кинулся в драку при одном намёке на подобное. Почему-то отчётливо вспомнился жадный взгляд Серёжи в салоне автомобиля и его слова: "У тебя очень нежная кожа. И губки как у девочки". Задавив на корню все вопли разума, прижимаюсь к возбуждённому члену лицом и слышу откуда-то сверху полустон-полувсхлип Сергея. Убираю руки и начинаю тереться о хуй щеками, потом, набравшись храбрости, осторожно целую его раз, второй, третий...

Мне на голову ложатся ладони, и чей-то охрипший от возбуждения голос говорит:

- Возьми же его в ротик... Давай же.

Но я не тороплюсь. Почему-то хочется оттянуть этот момент. Нет, не потому, что это кажется мне неправильным или плохим, такие мысли давно трусливо сбежали - просто сначала хочется сделать кое-что другое. Высовываю язычок и начинаю вылизывать мошонку, поигрывая с яичками. Когда-то, давным-давно, я видел такой ролик в интернете, и увиденное так возбудило меня, что потом я несколько раз видел происходящее во сне и просыпался с трусами, полными спермы. И только сейчас, наконец, могу признаться себе в том, что в этих снах я был вовсе не в роли мужчины, которого ублажают.

Вбираю оба яичка в рот и нежно посасываю их. Наконец, наигравшись, начинаю подниматься выше, облизывая член, словно подтаявшее эскимо. Снова провожу головкой по своей раскрасневшейся щеке, оставляя на коже след от сочащейся смазки и, наконец, робко, словно спрашивая разрешение, поднимаю глаза вверх, и встречаюсь взглядом с моим мужчиной.

На лице Сергея явное наслаждение. "Я всё делаю правильно?" Словно услышав мои мысли, он улыбается и поглаживает меня по голове:

- Мой маленький умница, всё хорошо, продолжай... - ладони давят, наклоняя мою голову всё ближе к члену.

Не сопротивляюсь, размыкаю губы, и хуй Серёжи уверенно входит в мой ротик.

- Дааа! - в одном слове столько удовлетворения, что меня невольно бросает в жар. - Я ждал этого с того самого момента, как тебя увидел. Пососи мне, Женя, пожалуйста...

Я скольжу губами по его возбуждённому члену - сначала медленно, но постепенно ускоряюсь, пока не нахожу какой-то особый ритм. Наверное, для правильного парня это всё должно быть отталкивающим, но, видимо, я всё-таки неправильный. Меня затягивает. От одной мысли, что я доставляю удовольствие Серёже, я сам испытываю почти непереносимое наслаждение. Мой язык ласкает ходящий, господствующий в ротике хуй, стремясь сделать процесс покорения ещё более приятным, а ладошка поглаживает влажную от моей слюны мошонку. Всей кожей я чувствую обжигающий взгляд Сергея и невольно представляю, как это выглядит для него: стройный обнажённый юноша стоит перед ним на коленях и с настоящей страстью принимает в свой ещё недавно девственный ротик могучий член. Личико со следами слюны и смазки раскраснелось от стыда и возбуждения, а блестящие, слегка испуганные глаза то и дело ловят твой взгляд, словно спрашивая: "Тебе хорошо? Я справляюсь?".

Моё возбуждение действительно густо смешано со стыдом: я делаю что-то запретное, немыслимое для скромного правильного парня, но от этого - вдвойне притягательное. "Я стою на коленях и сосу хуй своего одногруппника. Хуй, который скоро (может быть, уже сегодня) войдёт в мою попу и сделает меня... кем? Геем? А кем я был до этого, если сейчас готов кончить от одной только мысли о таком?"


Часть 2 (последняя)

Наплевав на лёгкую тошноту, я стараюсь принять член как можно глубже в свой ротик, желая доставить как можно больше удовольствия моему первому мужчине. Ладони на затылке мягко задают ритм. Не знаю, сколько это длится: для меня время остановилось, но вот ладони Серёжи заставляют меня ускориться.

- Женя, я... я кончаю. Если не хочешь...

Я ещё более ускоряюсь и через несколько секунд чувствую, как Серёжин хуй начинает пульсировать, наполняя мой ротик потоками спермы. Вкус у неё своеобразный, но понимание того, что я только что довёл до экстаза парня, который мне, чего теперь скрывать, нравится, превращает семя на языке в божественный нектар. Аккуратно выпускаю изо рта начавший обмякать член и легонько целую его, словно благодаря.

Сильные руки легко поднимают меня с пола и усаживают на колени. Ощущения очень необычные: раньше мне не доводилось сидеть на коленях у голого парня. Поправочка: у голого парня, которому я только что сделал минет и вкус спермы которого всё ещё ощущаю на языке. Хотя сегодня вообще необычный день, и список того, что я делаю впервые, лучше никому никогда не показывать. Возбуждение слегка отступает, и стыд начинает быстро завоёвывать брошенные ранее позиции. Хочется куда-нибудь спрятаться.

- Как ты? - голос Сергея хриплый и, кажется, взволнованный. - В порядке?

- Я не знаю, - убежать и спрятаться вряд ли выйдет, так что не нахожу ничего лучше, чем уткнуться лицом ему в плечо. - Не понимаю, что на меня нашло. Я вообще-то не такой! Я никогда...

Сильная ладонь зажимает мне рот, превращая остальные оправдания в невнятное мычание.

- Не надо. Не стоит стыдиться того, что мы сделали. Лучше скажи: тебе понравилось? Мне вот было просто волшебно. Я ждал этого, думал, что будет здорово, но что так - не ожидал даже. А ты? Тебе понравился мой хуй в твоём ротике?

Ладонь уже на зажимает мне рот, но я молчу, пытаясь ухватить хоть одну здравую мысль. Те, в шоке от происходящего, разбегаются в стороны, как испуганные мышки. А ещё я чувствую, что Сергей очень быстро снова возбуждается, причём чувствую это как раз своей голой попой, в которую с каждой минутой всё сильнее что-то упирается. Поэтому слова, вырывающиеся из моих опухших губ, явно не мои, а кого-то другого, более смелого.

- Очень понравился. Я никогда не видел чужой хуй так близко. И ласкать его ротиком было так приятно, что я едва не кончил. Жаль только, что я не могу проглотить его полностью, он у тебя такой большой...

И ещё неутомимый. Я это понимаю всё яснее, когда ёрзаю на коленях у Серёжи, пытаясь устроиться поудобнее. Снова подступает страх: это просто не может войти в мой зад, но сейчас страх - не лесной пожар, а всего лишь пламя на коктейле, придающее пикантность.

- Ты готов продолжить? Если нет, то отложим.

Сидеть становится откровенно неудобно, я соскальзываю с колен и внимательно смотрю на моего первого мужчину. Да, он готов дать мне время, но зачем оно? Чтобы ещё сильнее испугаться? Нет, раз уж сегодня день новых открытий, то используем отведённые часы по полной программе.

- Да, - изображаю что-то, похожее на улыбку.

Страх-то никуда не делся, да и стыдно всё ещё. Вот сейчас я скажу парню о том, что хочу получить его хуй в свою попу. Как же хорошо, что меня сейчас никто не видит! Кроме него.

- Я хочу продолжить. Хоть и страшновато. Постарайся сделать это осторожнее.

- Что сделать? - Сергей наклоняется вперёд, а его глаза, кажется, сейчас засветятся, словно у кота. - Что именно?

- Ну... - меня бросает в жар, - осторожно ввести свой хуй в мою попочку. И поиметь меня нежно, чтобы было не слишком больно. Меня ведь ещё никто не трахал. Никогда.

- И ты хочешь, чтобы мой хуй распечатал твою попку? Чтобы я отымел тебя первым? - он почти рычит.

- Да, очень хочу, - я произношу это тихо, почти шёпотом, но понимаю, что говорю чистую правду.

Сергей быстро поднимается с кресла и опрокидывает меня на кровать. Жду, когда он поставить меня "раком", но вместо этого я оказываюсь на спине, с подушечкой под поясницей.

- Я хочу видеть твоё лицо, когда буду входить в тебя. Разведи ноги, тебе надо приготовиться.

Лёжа вот так, с поднятыми вверх разведёнными ногами, я чувствую себя ужасно беззащитным, поэтому вздрагиваю, когда в мою попку проникает палец в чём-то прохладном.

- Так будет легче, потерпи, это всего лишь пальчик, - Сергей успокаивает меня, как капризного малыша, слегка поглаживая по голове.

Но в это время его палец в моей попке начинает совершать плавные круговые движения, мягко растягивая мою испуганно сжавшуюся дырочку.

- Ты такой тугой, мне даже немного страшно, - к первому пальцу прибавляется ещё один. - Но ты не бойся, я всё сделаю аккуратно.

Теперь уже три пальца нежно разрабатывают мою попку, смазывая её каким-то гелем. Если сначала это вызывало лишь неудобство, смущение и даже лёгкую панику, то сейчас их всё быстрее вытесняет какое-то странное, почти болезненное удовольствие. Мне хочется, чтобы Серёжа немедленно прекратил это. Но куда сильнее хочется, чтобы он продолжал. А ещё я гоню от себя мысль, что с нетерпением жду, когда же Серёжин хуй начнёт покорение моей попки. Стоит только представить себе это, как стыд разрастается неимоверно, превращаясь в свою полную противоположность. Ещё немного - и я начну умолять его трахнуть меня поскорее.

Свободная ладонь Серёжи путешествует по моему телу, добирается до лица, скользит по щеке. Пальцы проводят по прикушенной от возбуждения губе, и я, едва понимая, что делаю, втягиваю один из пальцев в ротик и начинаю его посасывать. Сергей же продолжает орудовать в моей попе, его пальцы ласкают одну, особо чувствительную точку, заставляя меня двигаться навстречу мучающей меня руке. Но вот он оставляет мою попку в покое. Меня охватывает странное чувство потери, и я смотрю на парня почти с обидой.

- Серёжа, пожалуйста...

Он улыбается и ещё шире разводит мои ноги. Я чувствую, что в мою обильно смазанную дырку упирается что-то большое и горячее. Это совсем недавно было у меня в ротике, а сейчас...

Давление на попку нарастает, превращаясь в довольно сильную боль. Я терплю, старясь сдержать болезненный стон. Но вот головка члена, преодолев сопротивление, наконец проскальзывает в меня. Всё-таки как же мне больно! Кричу, уже не в силах сдерживаться, из глаз брызнули слёзы.

- Прости, прости. Потерпи немножко, потерпи...

Сергей осторожно целует моё заплаканное личико, губами собирая слёзы, а его хуй продолжает своё неумолимое погружение в мою попу. Кажется, он просто бесконечен. Наконец движение прекращается, и я чувствую прикосновение чужого тела к своим ягодицам. В немом изумлении смотрю в глаза склонившегося надо мной парня и вижу в них своё отражение. Паренёк с залитым слезами личиком робко смотрит на мужчину, только что насадившего на член его прежде девственную попку.

Боль медленно отступает, сменяясь чувством заполненности. Я улыбаюсь.

- Всё хорошо.

Сергей ещё раз целует меня и начинает двигаться в обратном направлении, медленно и совсем ненамного. Снова больно! А теперь - вперёд. И снова...

Серёжа осторожен. Его взгляд буквально приковывает меня к себе, а движения, вначале почти незаметные, становятся всё более размашистыми и быстрыми. Я чувствую, какой ценой он сдерживает себя: что-то мне подсказывает, что Сергей жаждет буквально разорвать мою попку, насаживая её на свой член со всей накопленной страстью. Но об этом говорит лишь взгляд. Его член ходит во мне в неторопливом, мощном ритме, и первоначальная боль пусть и не уходит, но теряется среди накатывающих на меня, словно прибой, волн наслаждения.

"Меня трахает парень. Я лежу под ним, раскинувшись, словно девушка, и принимаю в свою растревоженную попку его огромный хуй, за десять минут до этого побывавший в моём ротике". Картинка, неожиданно пришедшая в голову, столь возбуждающа, столь непохожа на меня прежнего, что я невольно начинаю двигаться навстречу входящему в попу члену.

- Серёжа, милый... Трахай меня сильнее. Пожалуйста.

Сергей, подстёгнутый моей едва слышной просьбой, ускоряется, всё быстрее всаживая свой хуй в мою дырочку. Это больнее, но и приятнее. Комната наполняется звуками шлепков сталкивающихся тел и моими громкими стонами. Перед глазами всё плывет, и, кажется, лишь полный нежности взгляд Сергея удерживает меня от падения в неведомую бездну.

А Серёжа всё ускоряется: кажется, теперь он иногда выходит из меня, чтобы снова всадить свой хуй в мою попочку как можно глубже...

Кричу, сам не зная от чего, от боли или от удовольствия, и чувствую, как из члена моего первого мужчины в мою попку начинает извергаться сперма. Наслаждение так велико, что, даже не прикасаясь к своему члену, тоже кончаю. Мир разлетается на тысячу осколков и собирается вновь, кажется, вечность спустя.

- Вижу, тебе тоже было хорошо, - Сергей тоже заметил мой оргазм. - Ты просто сокровище. Я знал, знал, что так будет!

В его голосе столько счастья, что я невольно улыбаюсь в ответ. Собрав пальцами выплеснутую мной сперму, Сергей нежно размазывает её по моим ещё мокрым от слёз щекам.

- Твоё личико просто создано для того, чтобы кончать на него, - один из пальцев проникает мне в ротик, и я чувствую вкус собственного семени. - В следующий раз я обязательно так и сделаю.

Моих сил хватает только на то, чтобы глупо улыбаться в ответ на каждую фразу парня. Сегодня был невероятно длинный день, и, похоже, силы мои просто на исходе. Закрываю глаза и уже в полусне чувствую, как меня куда-то несут. Немного просыпаюсь под тёплыми струями душа: Сергей моет меня, словно маленького, уговаривая немного потерпеть и не засыпать. Последнее, что помню, - чистые простыни и прижавшееся ко мне горячее, сильное тело...

Обычно я просыпаюсь сразу, рывком. Ещё секунду назад мой разум плавал в океане из сновидений, и вот уже открываю глаза, бодрый и ясно понимающий, кто я и где я. Так происходит всегда. Но - не сегодня.

Где я и что я теперь - мне ещё предстоит понять.

A A A

Поиск

Жанры Видео

Жанры Рассказов


© Copyright 2019