Проданный для утех

A A A
1
Жанры:  За деньги, Изнасилование, Любовь и романтика
Часть 1

Представьте себе, уже немолодого, 30-летнего парня, который уже давно осознал свою гомосексуальность, но проживая в поселке, в котором каждый про каждого все знает, не мог себе вольность не то что в поступках, но даже в мыслях и желаниях позволить.

И вот, однажды свершилось чудо, я подключил Интернет, и мой мир начал расползаться до невиданных размеров, позволив мне общаться с людьми из разных уголков света, не только нашей многострадальной родины, но и всего мира. Я был в восторге.

Благодаря Интернету, началось мое знакомство с Романом, я закрутил виртуальный роман с ним, смешно как-то звучало, я был счастлив. Он был чудо: добрый, чуткий, внимательный, ласковый, и как будто читал мои мысли. Это сейчас, я понимаю, как ловко он плел свою паутину, как правильно задавал свои вопросы, и как предусмотрительно их уточнял. Но тогда, я горел им, и мое многолетнее воздержание делало меня глупым бычком, с радостью идущем на бойню.

И вот, спустя месяц, переборов все же изредка меня мучившие страхи, я решился на свой первый раз. Как и положено моей натуре, я подошел к делу с должной основательностью: от банальной чистки своего зада до заказа номера в гостинице в другом городе.

Я ждал день свидания с нетерпением и вожделением, и в назначенный день просто парил на крыльях счастья от предвкушения. Мы уже заранее понравились друг другу, обменялись фотографиями, и свидание не могло не получиться. Я был симпатичен, сексуален и аппетитен.

Приехав в соседний город, я как и было ранее договорено, ждал Романа в условленном месте, он был пунктуален и в назначенное время, приехал на очень красивой иномарке черного цвета, которая так и горела в лучах теплого весеннего солнца.

Машина остановилась, из нее вышел Роман, он был просто класс, плотного, поджарого телосложения, с правильными чертами лица, симпатичный, улыбающийся мужчина 35-ти лет, с довольно заметным выступом на брюках в районе молнии. Мы поздоровались, и я сказал, что не плохо для начала чуть-чуть пообщаться, как говориться в живую, он согласился, мы сели в машину и поехали на набережную. Там мы долго разговаривали, потягивая не спеша свежее пиво, как-то по дружески касались друг друга и вот в один момент наши глаза встретились, не знаю, что выражали мои глаза, но его были безумными и сверкали, одновременно романтическими и самыми любимыми на свете. Мы начали сближаться и наши губы встретились, легкая дрожь пробежала по моему телу. Это было только начало, через мгновенье, я почувствовал как его влажный, упругий и приятно шершавый язык, нежно, но уверенно проникал в мой рот. Дальше мое сердце колотилось так, что я думал, что оно взорвется. Мы страстно целовались, позволяя друг другу проникать внутрь себя и обследовать каждую частичку своего рта, жадно высасывая все капли возникающей влаги. Это было чудесно, я ни когда не забуду этот первый поцелуй, мой член просто стоял колом, его тоже. Мы долго еще целовались, лаская друг друга, и не заметили, как вечер сменил день.

Тогда я предложил перебраться в гостиницу и продолжить нашу вакханалию, Роман согласился, машина взревела и уже несла нас к ночному ложу. Все это время мы не отрывались друг от друга.

Войдя в номер гостиницы, даже толком не успев закрыть дверь, мы слились в страстном поцелуе, при этом начав стягивать, наверное правильнее сказать - срывать с себя одежду, и через мгновение, уже почти нагие, мы лежали на кровати, все еще продолжая ласкать друг друга и целоваться. Волна возбуждения охватила нас, разлившись легкой дрожью и напряженностью членов.

Роман взял инициативу на себя, продолжая целовать меня в шею, грудь, плавно начал спускаться ниже и ниже. Его прикосновения к моим соскам, легкое их покусывание и втягивание в рот, вызвали во мне очередную неконтролируемую волну возбуждения, я не выдержал и застонал. Он воспринял это как похвалу, потому что еще страстней начал меня целовать, спускаясь все ниже и ниже, и, минуя мой пупок, начал покусывать топорщащий плавки член, вдыхая мой запах.

Когда он начал подниматься снова наверх, Роман встретил ожесточенное сопротивление моих рук, я буквально вцепился в его волосы и затылок, и с силой толкал его к своему члену. И он подчинился, снова начав ласкать мой член, я расслабил руки, а он перехватив их своими руками, все же начал подъем наверх, услышав от меня:

- Пожалуйста, ласкай меня там, возьми его.

Наши глаза опять встретились, и посмотрев на меня с улыбкой, он сказал:

- Что я получу за это?

- Всё что захочешь!

Роман улыбнулся, страстно меня поцеловал и, скользя своим языком по моему дрожащему от предвкушения телу, спустился к плавкам, стянул их, мой член буквально отпружинил ему в лицо, вздрагивая от желания. И тут я почувствовал тепло его рта, его влажный шероховатый язык, и неописуемые эмоции, которые еще никогда не испытывал. Я начал стонать, не имея возможности и желания сдерживать себя от нахлынувшего удовольствия. Во второй раз я полюбил его рот и язык. Он просто вытворял фигуры высшего пилотажа, то упруго сжав мой член своими губами скользил по нему сверху вниз, и снизу вверх, то настойчиво облизывал мою головку, то покусывал ее, или совершал вращательные движения, и много еще такого чего я просто тогда не знал. Я получал удовольствие, по-моему я уже не стонал, а кричал от удовольствия, и вот мое тело напряглось, забилось в конвульсиях блаженства, и я разрядился в него всей той страстью, которая так долго меня наполняла. Он жадно глотал мою сперму, продолжая ласкать мой член. Он высосал меня до последней капли.

Затем снова поднялся наверх, и любуясь совершенным им действом, созерцая то блаженство которое он мне доставил, прикоснулся к моим губам, и начал меня целовать. Я охотно ответил на его ласки, и через мгновение, оторвавшись от меня он прошептал:

- Теперь твоя очередь дарить мне радость!

- Что я должен делать? - спросил я.

- Повтори то, что я сделал с тобой.


Часть 2

И я принялся за дело с рьяным оптимизмом, мне хотелось что бы Роман летал, парил так как только что я. Мы поменялись местами, теперь я был наверху, он был в моей власти, я начал страстно его целовать, мне казалось, что мой язык превратился в фабрику по производству смазки, я сосал его язык, касался его нёба, покусывал его губы. Его глаза горели, и мне это нравилось, я воодушевился.

Оторвавшись от его губ, но не от него самого, я продолжил целовать его лицо, уши, ему явно это доставляло удовольствие, шею, и вдруг я спонтанно укусил его за подбородок, он вздрогнул, и мое тело почувствовав эту дрожь задрожало в резонанс ему.

Я хитро посмотрел на Романа, еще раз страстно поцеловал его в губы, и начал скользить вниз, мой язык не упускал ни одного выступа, ни одной впадинки на его теле, я как страстный следопыт исследовал его, попеременно то целуя, то облизывая.

Его соски уже торчали, дыбились от возбуждения, и мой язык нашел их, в спрятанных волосках его тела, которые так приятно щекотали мой нос. Я вспомнил детские инстинкты и начал сосать их по очереди сначала один, затем другой, сменяя ритм и интенсивность, потом включился мой язык, его крайняя точка, как острие карандаша, начала двигаться вокруг сосков, рисуя замысловатые фигурки, потом я интенсивно начал вылизывать их, чередуя это с легкими покусываниями и многим другим, что я просто не знаю как описать. Ему нравилось это, он начал стонать.

Я спускался все ниже, продолжая уже руками ласкать его соски. Мой язык совершал свой путь к заветному плоду, начавшему уже вырабатывать смазку, которая обильно пропитала плавки Ромы. На мгновение я уткнулся носом в них, вдохнул его аромат, от чего сильно возбудился.

Его немаленький член упирался в ткань плавок, сражаясь с ней в надежде вырваться наружу. Я захватил зубами край плавок и начал стягивать их. Через миг его член был на свободе, он как флаг взметнулся вверх и так же резко опустился вниз под тяжестью своей мощи. Эти чередующиеся движения его плоти, воспалили меня, и я как сумасшедший набросился на его член, буквально с налета пытаясь заглотить его весь.

Это была первая моя ошибка, сначала я чуть не подавился, а затем чуть не блеванул от подступившего рвотного рефлекса. Роман вздрогнул, напрягся, застонал, и я разобрал в его стоне:

- Не так быстро, малыш, не торопись.

Да, рвотный рефлекс слегка привел меня в чувства, и я постепенно начал изучать этот аппетитный фрукт, сосредоточив в начале все свое внимание на крупной, пунцовой, со слегка выступающими краями как у гриба, головке. Что только я не делал: лизал ее, водил вокруг нее языком, попеременно дул на нее горячим и холодным воздухом своего дыхания. У меня даже закружилась голова.

Мой член стоял, но сейчас я был занят не собой, я сосредоточился на том, что не получилось с первого раза, я начал постепенно втягивать его член в себя, и также плавно выпускал его, при этом мой язык пытался обхватить его ствол и не отпустить. Каждый раз когда я проводил упругим языком по его головке, это вызывало, вздрагивания его члена, озвученные стонами Романа:

- Еще, так, правильно, да, да, о, о, да!

Я трудился самозабвенно и старательно и был вознагражден. Его тело напряглось, задрожало, он начал громче стонать, издавая что-то не членораздельно, типа "о, о, да, о, да, а, а, умм, о, о, да, да, да!". Сильная струя, вырвалась из Ромы, изливаясь крупными порциями его горячей спермы. От неожиданности и обилия его сока, я растерялся, на мгновение выпустил его член изо рта, но этого хватило, что бы он смог залить все мое лицо. Я начал пытаться слизывать эту горячую, солоноватую, но приятно пахнущую жидкость. Рукой обхватив мою шею, Роман подтащил меня в себе, к своему лицу, и начал слизывать с меня свое творение, страстно целуя.

Довольные мы лежали обнявшись, продолжая целоваться и ласкать друг друга. Возбуждение не заставило себя долго ждать, я почувствовал как член Романа снова налился силой и мощью. Он посмотрел на меня и спросил:

- Ты готов к следующему?

- К чему? - воскликнул я.

Рома положил меня на себя и, приподнимая мое тело над своим, начал целовать его, спускаясь снова к моему члену, лаская мое тело, мою попку. Рома начал сосать мой член, и, спустя мгновение, я почувствовал как его палец уперся в мою дырочку, водя вокруг нее, а потом как штопор входя в мой анус. Это было новое чувство для меня, у меня еще никогда не сосали и одновременно не стимулировали мою простату. Я кайфовал, мне это безумно нравилось, но этим все не закончилось, потому что к первому пальцу прибавился второй, а затем и третий, это новое чувство уже было не так приятно как в начале. И когда я понял чего хочет Роман, я сказал:

- Возьми меня, ну смелей, давай.

Но ему этого разрешения не требовалось, он методично выполнял свою программу, как я наивно думал, расширяя мои горизонты.

Рома выпустил мой член из своего теплого и страстного рта, выполз из-под меня, продолжая стимулировать меня пальцами, смазал свой член смазкой, одной рукой подобрал меня под пах, а другую, в которой держал свой стальной член, направил внутрь меня.

- Расслабься, - сказал он и добавил, - представь что ты хочешь в туалет, тужься.

Я сделал над собой усилие, и почувствовал как внутрь меня начал входить его член. От потуг и возникшей боли, на глаза навернулись слезы, я простонал:

- Хватит, перестань!

Но он не слушал, еще крепче схватив меня под пах, Роман быстрее начал входить в меня. Я стиснул зубы, и начал тужиться, пытаясь вытолкнуть уже не желанного гостя. Усилия были напрасны, он вошел в меня и замер. Я дышал как паровоз, ноздри раздувались, но зубы были еще стиснуты.

- Готов, - спросил Роман, и, не дождавшись ответа, начал двигаться внутри моей попки. - Расслабься, - простонал он, - будет легче.

Какой там расслабься, мой анус горел, и чувство заполнености не приносило никакого удовольствия. Я стонал, вернее постанывал, скорее от боли, чем от удовольствия. Продолжая свои движения, Роман стал усиливать темп, начав одновременно одной рукой стимулировать мой член, и только после этого я начал испытывать какие-то новые неизведанные ощущения, боль уходила, сменяясь истомой возникающей где-то в моей промежности и разливаясь по всему телу, неся новую, доселе мне не известную волну возбуждения.

По-моему, Рома сильно разошелся, и бросив стимулировать меня рукой, сосредоточился на моей попке, вгоняя свой член в меня все быстрее. Трахая, он вдруг навалился на меня всем телом, я не удержался и повалился вместе с Романом на кровать, распластавшись на ней. Он замер на мгновение, а затем, не выйдя из меня, поднялся почти перпендикулярно мне, и начал трахать меня в удвоенной силой, так что кровать начала ходить вместе с нами ходуном. Я уже не стонал, я кричал от боли и кайфа одновременно. Он стонал тоже, приговаривая:

- Мой малыш, да, да, так, малыш, да, да!

Не знаю сколько эта скачка продолжалась, но вот он ускорил темп, весь напрягся, еще сильнее руками схватил меня за плечи, затрясся, и я почувствовал как внутри моего горящего ануса, начала извергаться не менее горячая сперма. Последние толчки и чувство изливающейся внутри меня спермы, так меня возбудили, что буквально следом за ним кончил и я.

Рома повалился на меня, и, совершая уже скорее рефлекторные движение своим членом, принялся меня лаская обнимать и обсыпать поцелуями мою спину, плечи и шею. Мы оба лежали и дышали как паровозы. Это был тот самый миг, миг блаженства и приятной усталости. Миг чудесного откровения, миг удовлетворенной опустошенности и наполненности одновременно. Он вышел из меня, я перевернулся к нему лицом, мы поцеловались, крепче обнялись, сплетя свои руки и ноги, и медленно погрузились в сон.


Часть 3

Вам когда-нибудь не снилось ничего? Это был мой первый раз, когда мне ничего не снилось, все что я так долго хотел, осуществилось, я был счастлив, я любил своего Романа, а он любил меня.

Нет, как оказалось, нет, нет и еще раз нет! Но тогда я еще этого не знал.

Утро выдалось чудесным, за окном щебетали птицы, и мне тоже хотелось вторить им, Роман как-то необычно смотрел на меня. Я спросил его в чем дело? Он ответил, что знает чудное кафе, где мы сможем спокойно позавтракать, и, самое главное, нам никто не будет мешать. Это казалось сказкой, и я согласился. Мы пошли в душ, в котором мне так хотелось снова ласкать и целовать Романа, но он как-то деликатно отстранился.

Одевшись, и выйдя из гостиницы, мы сели в машину, и поехали куда-то, где я ни разу не был, только сейчас я понимаю почему он так упорно отвлекал мое внимание от окружающего нас по дороге пейзажа. Но тогда я был счастлив, а в счастье мы слепы.

Мы приехали в красивое место у реки, к которой как раз и выходила терраса того самого кафе, где нам никто не должен был помешать. Я даже не обратил внимание на то, что хозяин кафе, огромный грузин, встречал нас, мило улыбаясь и говоря пошлые комплименты. Да в счастье мы слепы. Мы зашли в кафе, поднялись на второй этаж и расположились в удобной комнате, в которой стоял невысокий столик, вокруг столы находилось четыре удобнейших кресла. Я даже пошутил по этому поводу, что нас типа будет четверо, Роман как-то странно посмотрел на меня и мило улыбнулся.

Через минуту вошел официант, не менее огромный, чем хозяин кафе, грузин, и спросил:

- Чего желаете? - при этом как-то очень сально улыбнувшись.

Я заказал себе большую порцию весеннего салата, с грузинской брынзой, которую так аппетитно разрекламировал официант, а Роман заказал шашлык.

- Что будете пить, - снова поинтересовался официант, как бы спрашивая больше у меня, чем у нас обоих.

И вот тут я впервые смутился, официант снова улыбнулся, и сказал:

- Могу я предложить вам вино на свой выбор?

- Да, - ответил Роман.

Официант удалился, и я спросил Романа:

- Ты что, завсегдатай этого кафе?

- Да.

Тут зазвонил его телефон, он начал разговор, темп и тон которого начал усиливаться и переходить на грубости. Он встал из-за стола, извинился, сказав: "Зачем портить аппетит тебе", и вышел во двор кафе. Больше я его не видел.

Минут через пять в комнату, где я сидел за столом, зашли два грузина, хозяин и еще один, такой же огромный и крепкий. Они сели в кресла так, что перекрыли мне выход из помещения, буквально следом за ними вошел официант, закрыл за собой дверь и подойдя к столу начал выставлять еду и вино. Все трое, жадно разглядывали меня, холодок поднимался у меня в душе. Они были крепкие, огромные, лет 35-40 "самцы", с жадными глазами, большими сильными руками, и, возможно, даже симпатичные.

Я выдавил из себя:

- В чем дело?

Один из них спросил как меня зовут, я ответил:

- Дзен.

- А нас Тамаз, Тенгиз и Леван, - представил он всех, затем улыбнулся и сказал, - тебя только что продали нам для утех, причем за большие деньги. Так что лучше ты не ломайся, а должным образом отработай заплаченные за тебя деньги.

Я буквально провалился в никуда, весь побледнел, и спросил:

- Кто продал?!

Леван, так звали хозяина, ответил:

- Роман, - и усмехнулся, еще добавив, что Роман дал мне довольно высокую оценку в постели.

Чтобы дать себе время подумать, я начал поглощать принесенный мне салат с уже ненавистной мне брынзой. Мне налили вина, я поднес бокал у губам, и почувствовал как за этим действом жадно наблюдают мои соседи. Зачем не понимаю, я тогда спросил:

- Что мне нужно будет делать?

- Все что мы захотим, - почти в один голос сказали мужчины.

- И кто будет первым? - опять же не подумав, спросил я.

- Мы будем одновременно все, - ответил Леван.

Я побледнел, и Леван протянул мне снова наполненный бокал с вином, сказав:

- Выпей, будет легче.

Я осушил вино почти залпом.


Часть 4 (последняя)

- Если будешь классным, завтра мы тебя отпустим, - сказал Леван, посмотрев на меня.

- Обещаете, - не решительно спросил я.

- Да, - ответил Леван.

Все приступили к трапезе, прикончив которую меня отвели в соседнюю комнату, и, предупредив, что орать или пытаться выбраться и убежать не имеет смысла, жадно обыскали, вернее облапали, забрали все вещи, и заперли в комнате. В ней было две двери, а посреди комнаты стояла огромная, невиданным размеров тахта, вокруг которой располагались три кресла. За двумя дверьми находились туалет и ванная. Подергав окна, и поняв что все бесполезно, я присел на край тахты. И тут я понял, что в вино что-то подмешали, так как моя голова потяжелела, все поплыло перед глазами и я погрузился в крепкий сон. Во второй раз в жизни мне ничего не снилось.

Очнулся я от того, что чьи-то сильные руки, вернее две пары сильных и крепких рук, меня раздевали, причем делали это грубо и бесцеремонно. За окном уже стемнело. Не успел я опомниться, как меня загнули раком, и кто-то почти насухо вогнал в меня огромный хуище. Я вскрикнул от боли, за что сразу же получил оплеуху, слезы навернулись на глаза, я попытался стиснуть зубы, но Тенгиз сказал:

- И не пытайся, а то останешься без зубов.

Как оказалось ебать меня начал Тамаз, тот самый официант, который услужливо рекламировал грузинскую брынзу, сейчас он скорее был похож на жадного, изголодавшегося кобеля. Толчки были ритмичными и с нарастающей силой, боль была невыносимой, я стонал как последняя шлюха. Тенгиз не заставил себя долго ждать, он стянул с себя все то немногочисленное бельё, которое было на нем одето и я увидел, то что меня ждало, это был огромный, сантиметров 20-25 толстый хуй, который уже крепко стоял колом. Тенгиз подошел ко мне, еще раз влепил мне оплеуху, и резко загнал мне в рот два своих пальца, потянул их вниз, второй рукой зажав клок моих волос в руке, направил мой лоб вверх, расширил мне рот и засадил свой конец по самые гланды. Я чуть не задохнулся. И вот эти два "самца", ритмично и вожделенно ебали меня в мои дырки, отпуская какие-то пошлости на своем языке.

В это время Леван сидел в кресле напротив, надрачивая свой хуй и созерцая представленную ему композицию. Все горело во мне, но это был еще не конец. Вот меня уже перевернули на спину, Тамаз поменялся местами с Тенгизом, который задрал мои ноги к потолку, и плюнув на свой член вонзил его в меня. В мгновенье я понял, что его член больше и толще члена Томаза, но я также понял, что они не пользуются презервативами, потому что Тамаз задрал мне голову вниз и начал также ритмично как и в жопу, ебать меня в рот. Только одна мысль обрадовала меня: как хорошо, что я почистил свой зад перед свиданием с Романом. Но мысль быстро растворилась, потому что я почувствовал как в мой рот пихают еще один хуй, еще более толстый и большой. И вот, меня уже ебали три монстра, причем они явно получали от этого удовольствие, в отличие от меня.

Не знаю сколько это продолжалось, но я почувствовал, что Тенгиз заработал своим агрегатом еще мощнее и активнее, весь задергался, начал издавать какой-то рев, и в меня устремился мощный поток горячей спермы. А Тамаз и Леван, увидев произошедшее, начали сильнее надрачивать в мой рот. И вот один за другим, они кончили мне в рот. Спермы, горячей, горькой и липко густой, было столько, что я чуть не подавился. Все мои попытки дернуться не имели никакого успеха, меня крепко держали и кончали, кончали, кончали.

Потом они жадно набросились на меня и стали лизать, целовать и кусать мое тело, причем последнее было так болезненно, что при каждом укусе я вздрагивал, чем явно доставлял им удовольствие. Эта незатейливая прелюдия длилась не долго, потому что их члены уже снова стояли.

Теперь очередь трахать меня в жопу была Левана, я был в страшном предвкушении его толстого и огромного члена, еле слышно хрипел:

- Не надо, пожалуйста, не надо!

Он только заржал как необъезженный жеребец, достал из-под кровати тюбик смазки, обильно нанес его на член, и вогнал в меня. Я не удержался и заорал. То ли возникшая боль, то ли сильный удар по голове, вырубили меня, но очередной удар по щекам так же быстро привел меня в чувства. На мне лежал Леван и долбил мое очко, смотря мне в лицо, получая удовольствие от каждого своего движения во мне. И тут он пропыхтел:

- Улыбайся!

Слезы навернулись на глаза, а он не унимался:

- Улыбайся, сука, а то будет больнее.

Я начал растягивать свои треснутые губы в улыбке, он снова заржал, и ускорил темп. Потом к нам подошел Тамаз, и когда Леван поднялся с меня, продолжая трахать. Тамаз повернул мою голову на бок и засунул в меня свой хуй. И тут я услышал:

- Мы недовольны!

Я принялся жадно из последних сил сосать член Тамаза, ему это нравилось, потому что он начал постанывать. В благодарность я услышал:

- Молодец, сука, и в правду хорошо сосешь.

Тенгиз закончил начатую Леваном и Тамазом очередную композицию. И все началось как прежде, меня вертели, переворачивали, ебали, долбили, и надрачивали.

Очередное излияние спермы, говорило что скоро будет перерыв и можно будет чуть-чуть расслабиться. Я лежал на тахте липкий, потный и весь в сперме, а Тамаз, Тенгиз и Леван сидели в креслах, и смотрели на меня. Они что-то обсуждали на своем родном языке, и итог обсуждения явно привел их в восторг.

Тенгиз и Леван приблизились ко мне и подняли меня с тахты, а Тамаз занял мое место, надрачивая в предвкушении свой член, который уже опять стоял. И тут меня буквально насадили на Тамаза, сил сопротивляться уже не было, и я задергался в конвульсиях. Но это было только начало, как оказалось мое очко уже успели так растянуть, что с небольшим усилием, туда в него вошел и Тенгиз. И вот меня уже ебали в двух направлениях, еще сильнее растягивая мое очко, которое уже кроме боли ничего не чувствовало. А Леван насадил мой рот на свой елдак и начал долбить его.

Я не помню уже сколько это все продолжалось, я уже ничего не соображал, в глазах все плыло, а меня все вертели, ебали и вытворяли еще много такого что я незнаю как это описать.

Последнее, что я помню: как в меня очередной раз излилась, уже не столь обильная, но все такая же горячая и липкая сперма, и я потерял сознание.

***

Очнулся я в холодном поту от луча солнца, случайно проникшего в это ужасное помещение. Меня всего трясло. Вокруг меня лежали три огромным крепких монстра, причем один из них все еще находился во мне. Очень тихо, что бы не разбудить их, я встал с тахты.

Войдя в ванную я посмотрел в зеркало, увиденное повергло меня в шок, и у меня началась истерика, я орал и бился в агонии, что конечно же разбудило моих монстров. Леван подошел ко мне, поднял меня на руки и опустил в ванную, а затем включил душ и начал поливать сначала холодной, а затем, когда я пришел в себя, довольно горячей водой. Он бросил мне мочалку и мыло и сказал:

- Мойся.

По-моему даже это доставляло ему удовольствие, а мне нестерпимую боль.

И тут я услышал самые замечательные слова на свете:

- Ты молодец, сука! Помоешься и я тебя отвезу на вокзал в город. Ты свободен!

У меня снова потекли слезы, я был рад, потому что второй такой ночи я бы уже е выдержал.

Приведя как мог себя в порядок, я оделся, спустился вниз к машине в которой меня уже ждал Леван. Я сел и мы тронулись в путь.

Я пытался запомнить дорогу, потому что жажда мести уже росла во мне, но то ли Леван понял ход моих мыслей, то ли он возбудился от вида меня ,сидевшего так близко от него, как вдруг я услышал звук расстегивающейся молнии на брюках Левана, а потом крепкая рука схватила меня за шею, и резко насадила мой рот на уже торчащий член. А дальше я уже ничего не делал, моим ртом Леван просто надрачивал свой хуй, то погружая его до самых гланд, то почти вынимая изо рта. Он начал пыхтеть, и сказал что скоро кончит и чтобы я не проронил ни капли, а то поедем назад! В тот момент я превратился в один большой рот, и только я успел сжать свои губы вокруг его члена, как из него заструилась горячая сперма, ее было не так чтоб и много, но в сочетании с огромным членом Левана, даже этого количества было достаточно что бы захлебнуться. Но я не проронил не капли.

Мы подъехали в остановки рядом с вокзалом, дверь открылась и меня буквально вытолкнули из машины, бросив вслед пакет с вещами и фразу:

- Хорошо ебешься, сука!

Стоявшие на остановке люди презрительно посмотрели на меня, но мне было все равно, я был жив и свободен. Купив билет и сев в автобус до своего родного поселка, я буквально провалился в очередной бессонный сон.

Я так сильно вздрогнул от прикосновение водителя автобуса ко мне, что он сам испугался, но потом сказал:

- Мы приехали, Вам выходить...

... Прошел уже год, как я не с кем не встречаюсь, а Роман, он исчез также бесследно как и появился тогда в моей жизни, подарив мне радость, счастье, и боль, горе и страдания.

A A A

Поиск

Жанры Видео

Жанры Рассказов


© Copyright 2019