Отчим

A A A
3
Жанры:  Гомосексуалы, Любовь и романтика, Мужики и молодые, Первый раз, С отцом, дядей, Садомазо
Часть 1

Эта история одним покажется простой и банальной, другим - необычной и даже неправдоподобной. Она произошла с людьми, которые живут рядом с нами. Их жизнь внешне ничем не отличалась от остальных...

Отец ушёл из семьи, когда Максим был ещё маленьким. Больше они не виделись. Почему так произошло, мать ему не объясняла. Она вообще не хотела говорить на эту тему. Ольга много раз пыталась устроить личную жизнь, но в их дом никого никогда не приводила. Максу было 18, когда в его жизни появился отчим.

Сначала Алексей несколько раз приходил к ним в гости. Пару раз оставался ночевать. А потом, летом, они отправились на море - Максим с мамой и Алексей со своим сыном Тимуром.

Алексей был на несколько лет младше матери Макса. Офицер-подводник. Вдовец. Максим спокойно отнёсся к появлению этого мужчины в их семье. Иногда он даже испытывал гордость за маму.

Тимур был обычным пацаном. Жил он, в основном, с бабушкой, поскольку отец часто уходил в длительные плавания. Парни сразу нашли общий язык. Родители посчитали, что совместный отдых должен сблизить всех. Мать не скрывала, что имеет планы связать свою жизнь с Алексеем, и Макс не возражал. В августе все собрались и отправились на юг.

Прекрасный пансионат министерства обороны встретил новую семью двухкомнатным номером. Таким образом, пацаны оказались в одной комнате, а родители - в другой. Приехали и поселились они вечером, поэтому поход на пляж состоялся только на следующий день. Родители полдня жарились на шезлонгах, Тимурка плескался в тёплом море, а Макс вовсю флиртовал с девчонками, компания которых оказалась поблизости. Два месяца назад он окончил школу, месяц назад поступил в университет и считал себя очень взрослым. Невысокий, но стройный блондин был довольно привлекательным для противоположного пола. Даже несмотря на несколько прыщей, с которыми Максим безуспешно боролся, юные дамы смотрели на парня с восхищением. С раскрытыми ртами они слушали байки о далёком северном городе и флоте, что в нём базировался.

С пляжа семейство удалилось в столовую, а после обеда до вечера был отдых в номере. Вечерняя прогулка в город ничем особенным не запомнилась.

После ужина родители закрылись в своей комнате, а парни развлекались каждый по-своему: Тимур смотрел телевизор, восхищаясь бесконечным количеством новых каналов кабельного ТВ, а Макс сидел с ноутбуком - общался с друзьями по интернету и скачивал музыку. Часов в 10 увлекательное занятие Максима прервал Тимур.

- Прикинь! Они там трахаются! - восторженно прошептал Тимур, стоя у двери в соседнюю комнату.

Из-за двери действительно доносилась какая-то возня, иногда сопровождавшаяся стонами.

Лицо Тимура сияло, как будто он нашёл клад!

- Ну и что? Люди часто этим занимаются, - усмехнулся Макс.

- Я только по телику это видел. Ну и в интернете, - оправдываясь, пробормотал парень.

- Значит ты продвинутый мужик! - иронически подытожил Максим и вновь уткнулся в экран ноутбука.

Тимур тихонько приоткрыл дверь комнаты и стал наблюдать за происходящим в ней.

В комнате родителей горела настенная лампа над кроватью. Мужчина ласкал женщину, находясь сверху. Она лежала, раздвинув ноги и согнув их в коленях. Алексей целовал груди Ольги, постепенно перешёл к животу. Она страстно дышала, извиваясь в объятьях любимого.

В этот момент в комнате парней зазвонил телефон Тимура. Алексей обернулся и увидел приоткрытую дверь, которая быстро захлопнулась. Как был, абсолютно без одежды, он вскочил с кровати и влетел в соседнюю комнату.

Тимка успел отойти от двери, но по его испуганному виду было понятно, что подглядывал именно он. К тому же Макс сидел спиной к двери с компьютером в руках.

- Ах ты гадёныш! - закричал Алексей.

От неожиданности Макс чуть не подавился чипсами, которые жевал весь вечер. Вид голого Алексея ошеломил его не меньше, чем крик мужчины.

- Я тебе сейчас устрою, маленький засранец! - сказал отец, схватив Тимура за шею.

- Папа, прости, я больше не буду! - скороговоркой ответил сын.

- Я вижу, что по-хорошему с тобой нельзя. По ремню соскучился?! - отец уже не кричал, но говорил гневно, тряся сына за шиворот. - Сейчас ты его получишь! Снимай штаны! - и Алексей толкнул парня на диван.

- Папа... пожалуйста... не надо!

- Я сказал: снял штаны! - отец снова повысил голос и быстро вышел в свою комнату.

Тимур, лёжа на животе, медленно спустил свои спортивные штаны вместе с белыми плавками ниже колен. Судя по жёлто-серым пятнам на попке, можно было сделать вывод, что эта процедура была ей хорошо знакома.

Отец вернулся с чёрным кожаным ремнём в руках. По-прежнему абсолютно голый, он подошёл к дивану и коленом навалился на спину Тимура в районе лопаток. Тело парнишки еле заметно затряслось. Широко размахнувшись, Алексей опустил ремень прямо на середину маленькой дрожащей задницы сына. Тело дёрнулось, паренёк взвыл, но тут же получил следующий удар.

Макс остолбенел. Он, как зачарованный, смотрел на эту картину. Голый мужик порол пацана, который визжал и извивался, умолял простить его. Но Максим не слышал воплей Тимура. Он был просто поражён этим зрелищем. Его самого никогда не наказывали физически. Единственный мужчина в семье - дед - пару раз (когда мама жаловалась на непослушание сына) угрожал высечь, но всерьёз эти угрозы никто не воспринимал.

Алексей был высокий стройный молодой человек. В свои 35 лет он выглядел лет на 10 моложе. Крепко зажав Тимку, он спокойно, молча, без лишних движений наносил удар за ударом на нежное тело, которое покрывалось ярко-красными рубцами от широкого ремня. Никакие крики не могли его остановить. Трепыхая ногами в воздухе и виляя попой в разные стороны, пацан тщетно пытался избежать очередного удара, который неизбежно снова и снова попадал в цель.

Максим смотрел то на несчастного Тимку, чья попа постепенно превратилась в сплошное малиновое пятно, то на Алексея - сильного, мускулистого красавца, который ритмично замахивался и опускал ремень. Это зрелище вызвало в Максе какое-то непонятное чувство. Ему было неловко от всего происходящего. Он был взволнован. Но оторвать взгляд от порки он тоже не мог. Сердце, казалось, вот-вот выскочит. Непонятный жар охватил всё его тело, а по спине пробегали холодные мурашки. Лицо покраснело. Он не вымолвил ни слова, не попытался заступиться за наказываемого. Ему даже не было его жаль!

Всыпав сыну около тридцати ударов, Алексей закончил порку. Швырнув ремень в сторону, он объявил:

- Чтобы через 10 минут оба спали! - и вышел в свою комнату.

Тимур медленно перевернулся на бок и встал с дивана, одевая штаны. Его движения были нервными, руки заметно дрожали. В глазах стояли слёзы, но он не плакал, только всхлипывал, задыхаясь от обиды. Натянув одежду, он потёр зад обеими руками, беспомощно покрутился на месте, рассеянно осматривая комнату. Встретиться взглядом с Максом он стеснялся.

- Подай... о-о-х... пода-а-й мне одеяло, - тихо сказал Тимур.

В комнате было душно, даже распахнутое окно не давало движения воздуха, но Тимур лёг на кровать, укрылся одеялом и отвернулся к стене, свернувшись в комок.

Макс выключил в комнате свет и лёг на диван, где только что произошла экзекуция. Сердце его колотилось так, что, казалось, это слышно всем. Закрывая глаза, Макс снова увидел картину порки. "Тимур, конечно, виноват. Тем более зачем было рисковать, если он хорошо знает характер своего отца? Но так драть за подглядывание! Это слишком жестоко. И что подумали соседи, если слышали эти крики? Почему Алексей не боится этого? Почему он вообще такой жестокий? - мысли крутились в голове Макса бешеным хороводом. - Почему он не оделся? У него такой здоровый член! И тело красивое. Он наверное, ходит на тренажёры... А член у него сначала свисал, а после торчал. Аж к животу прилип!"

И вдруг Макс ощутил, что его собственный член напряжён так, что, кажется, вот-вот лопнет!

Вот это да! Он давно уже ласкает его время от времени, то фантазируя о знакомых девушках, то заводясь от просмотра порнографии. Но чтобы так возбудиться от внезапно развернувшейся сцены насилия?! Или от голого тела мужика?! "Неужели я педик?! Нет! Это от волнения! Давление поднялось. Врач по телевизору рассказывал, как кровь наполняет сосуды и член встаёт под давлением. Хотя член Алексея мне действительно понравился. Просто красивый. Я таких никогда раньше не видел. Я вообще их почти не видел. И сам Алексей красив. Ну надо ж было ему голяком выбежать! Да, красивый, как античный бог... кажется, Аполлон. Аполлон, порющий пацана", - первая мысль испугала Макса, и сознание быстро увело его от неприятных выводов, а последнее сравнение даже развеселило. Но его член по-прежнему категорически не желал спать.

Максим протянул руку к стулу и в темноте нащупал висевшую на нём футболку. Приспустив трусы, он накрыл ею свою горячую дубинку и медленно начал ласкать её. Стараясь контролировать дыхание, чтобы лежащий в комнате Тимка не услышал стон, Макс повернулся на бок и уткнулся лицом в подушку. И вдруг он ярко представил, что на этом самом диване несколько минут назад должен был ощущать парнишка, которого жестоко драли ремнём. Огненная лавина накрыла его очень быстро, но продолжалась необычно долго и интенсивно.

Оросив футболку продуктом своего молодого организма, парень скомкал её и закинул под диван. Растянувшись на спине, он провалился в нирвану и проснулся следующим утром последним, и то только когда над ухом прозвучал строгий вопрос матери:

- Ты собираешься сегодня вставать?


Часть 2

В ванной, умываясь, Макс вспомнил вчерашний вечер. При этом воспоминании его член снова пришёл в возбуждение. Охладив орган струёй воды из-под крана, парень вышел к столу, где все уже собрались завтракать.

За столом все вели себя как обычно. После стали собираться на пляж. Тимур собрался первым.

- А ты сегодня никуда не пойдёшь, - неожиданно объявил Алексей.

- Папа, ну почему? - простонал сын, сделав кислую гримасу.

- Нечего нас позорить своей поротой задницей!

- Ну пожалуйста, я буду в сторонке.

- А ну-ка, спусти штаны.

- Па-а-п, опять? Не надо.

- Снимай; покажи, что там у тебя.

Тимка спустил джинсы. Под ними были чёрные узкие плавки, ниже которых (на бёдрах) виднелись синевато-жёлтые следы ремня.

- Ладно, одень шорты. Будешь купаться в них.

Тимур обрадовался такому повороту событий. Сидеть весь день в номере было для него наказанием пострашнее самой жестокой порки.

Быстро собравшись, семейство отправилось на пляж.

Небо слегка затянули облака, что давало возможность не опасаться обгореть на солнце. Был штиль. В городе стоял раскалённый, душный воздух, и народ толпами валил к морю. Им пришлось долго идти вдоль берега, чтобы отыскать свободный клочок пляжа.

По пути Максим то и дело рассматривал отдыхающих. При этом его внимание привлекали почему-то исключительно парни. "Какой толстый... Надо же так жрать! Ещё и с девушкой! Что она в нём нашла! А вот этот посимпатичней, но лопоухий и ненакачанный... Из моря тоже красавчик вылез. Классная попка и плавки мокрые смотрятся супер! Блин! Чего я на них пялюсь! Ещё кто-то заметит! Так, надо смотреть на девчонок. Где тут покрасивше? Эти две пигалицы с бабушкой. Эта прыщавая. О, какая жирная! Как раз пара для того, который в начале пляжа. Ну вон, кажется, красивая, на парня залезла, типа массаж делает, а сама лапает его мускулистые плечи. Он смеётся. Красивая улыбка. На какого-то голливудского актёра похож... Ну вот, опять мужиками любуюсь! Надо что-то делать! А что делать-то?!"

В этих размышлениях Максим добрался до места, где всем им удалось разместиться. Раздевшись, он с радостью заметил, что наблюдения за пляжными телами не сильно отразились на состоянии его эрекции. Член не вываливался, а только слегка выпирал, демонстрируя всем окружающим, что этот парень уже мужчина! Но этот мужчина почему-то всё меньше интересовался женщинами.

Алексей разделся до плавок и, никому ничего не говоря, с разбегу ворвался в прибой. При этом он выглядел счастливым, как пацан, который никогда не видел моря.

На самом деле, он был Морским Волком. Если кого-то пугает эта стихия, то Алексея, наоборот, угнетала суша. Чем больше он удалялся в глубь материка, тем больше он ощущал себя каким-то мелким насекомым, ползущим по засушливому полю. Душа его рвалась к простору. "Я задыхаюсь, когда не пахнет морем", - говорил он каждому, кто пытался начать разговор об опасностях его профессии.

В этот день на пляже Макс как-то по-другому, восхищённо смотрел на этого человека. Смутное, неопределимое словами чувство накрыло парня. Он следил за каждым шагом, каждым движением Алексея. Когда тот скрылся в волнах, Макс опомнился и продолжил снимать с себя одежду, располагаясь на подстилке где-то в пятом ряду от воды.

Тимур, скинув футболку и кроссовки, остался в спортивных шортах, как и потребовал отец. Он тут же побежал вслед за ним.

Ольга отправилась в ближайшую пляжную раздевалку, поручив сыну следить за вещами. Переодевшись, она пошла к морю, несколько минут поплавала и вернулась, чтобы принять любимое большинством отдыхающих горизонтальное положение.

Всё это время Максим сидел на песке, рассматривая компанию пацанов, игравших в карты по соседству. Ничего особенного он в них не увидел, просто размышлял, возможно ли, что кому-то из них нравятся парни? Как можно по человеку определить, что он гей? Может быть так, что парень нормальный, занимается сексом с девушками, но иногда ему нравятся и некоторые парни?

- А что это ты всё на берегу сидишь, не купаешься? - прервал тяжёлые размышления Макса вернувшийся Алексей.

Мокрые волосы на голове... струи воды, стекающие по мускулистому телу... эта белоснежная улыбка на загорелом лице... Макс растерялся и не смог ничего ответить.

- Он плавать не умеет, - с некоторым смущением за сына ответила Ольга.

- Как это?! Жить у моря и не уметь плавать? Тебя кто-то пробовал научить?

- Ну, мама... потом ребята в школе... кажется, не держит меня вода... - и Макс усмехнулся, делая вид, что это вообще не проблема для него.

- Так. А ну-ка идём со мной.

Алексей сказал это так, как будто командовал матросами на своём корабле. Максим посмотрел на него удивлёнными глазами, но, не говоря ни слова, встал и пошёл за ним к воде.

Мужчина быстро зашёл в море по пояс и оглянулся. Парень стоял в нерешительности, его ступни омывала прохладная волна.

- Не дрейфь! - весело крикнул "учитель".

Максим медленно пошёл в воду. Когда он зашёл по пояс, Алексей сказал ему завалиться на спину.

- Давай, набери воздуха побольше и назад падай, а я подхвачу... Ноги... ноги задирай...

Макс задержал дыхание, зажмурился и стал наклоняться назад. Алексей подхватил его спину снизу, не давая парню опуститься на дно.

- Раскинь руки и ноги в стороны, расслабься... Не задирай голову... Да не напрягайся ты так! Вот, видишь, это не страшно!

Алексей стал опускать руки ниже, и Максим ощутил, что его тело действительно не идёт камнем на дно, а зависает в воде. Но как только он инстинктивно напрягался и начинал искать ногами опору, тело затягивалось ниже.

Руки Алексея снова подхватили и подняли его до уровня поверхности.

- А теперь вытяни ноги ровно и двигай ими вверх-вниз... Не бойся, я тебя держу!

Парень начал бить ногами по воде. Голова его погружалась в воду и тут же инстинктивно выныривала. Хаотично двигая руками, "пловец" создал вокруг себя облако брызг.

Держа его на руках, Алексей потихоньку отошел от берега.

- Так, не напрягайся, держи спину ровно и ногами работай плавно.

Через пару минут такой тренировки он отпустил Макса. Тот какое-то время держался на воде, а потом, ощутив, что его уже не держат, испуганно открыл глаза, прекратил первоначальные движения и попытался было тонуть. Но глубина была ему как раз по плечи, и ноги быстро нащупали дно.

- Ну вот! А ты говорил - вода не держит, - усмехнулся "тренер". - Расслабься, и вода тебя сама на поверхность вытолкнет... Давай теперь на животе попробуем. Давай, я не дам тебе потонуть!

Максим снова зажмурился, задержал дыхание, лёг грудью и животом на руки Алексея.

- Так, давай, давай поднимай задницу выше, тяни ноги, ритмично, вверх-вниз, руками работай.

На животе держаться было сложнее, но крепкие мужские руки не давали телу пойти ко дну. Парень полностью доверился этим рукам. Казалось, они созданы для того, чтобы быть опорой. Если несколько минут назад ещё был какой-то необъяснимый страх, то теперь он полностью исчез!

Побултыхавшись таким образом пару минут, Максим стал на ноги.

- Так вот и плавают! Главное - двигать руками и ногами, тогда будешь на поверхности. Теперь оттолкнись от дна и попробуй сам.

Макс подпрыгнул в воде и попытался удержаться на плаву, но с первого раза у него это не получилось.

- Ладно, учись сначала лежать "звёздочкой" неподвижно.

Парень в очередной раз набрал воздуха, зажмурился и, оттолкнувшись от дна, нырнул головой вперёд. Алексей подхватил его и выровнял тело на поверхности. Голова Макса осталась погружённой в воду. Наконец-то он расслабился и ощутил себя частью этого моря.

Оказалось, что под водой очень много звуков. Он услышал голоса людей, шум водного мотоцикла и звук самого моря - шелест волн и мелких камней, которые поднимались и пересыпались по дну. Ещё он отчётливо услышал ритм своего сердца. Казалось, что оно стучится прямо в руку Алексея, которая держит его грудь. Этот момент был каким-то мистическим, бесконечным и нереальным. Но он всё же закончился. Алексей опустил руку, и Максим повис на волнах, колыхаемый силой моря.

Это был потрясающий день! Столько эмоций одновременно! Максим провёл его рядом с человеком, присутствие которого наполняло его сердце необъяснимой радостью. Впервые ему удалось преодолеть страх перед морем, и он почти научился плавать.

Ночью парень долго не мог заснуть, пребывая в невероятном душевном возбуждении.

На следующий день урок повторился. Макс шёл к морю быстрее всех, он чуть ли не бежал. Крепкие мужские руки снова дарили ему ощущение безопасности. Их близость заполнила мир новыми ощущениями. На третий день Максим уже мог плавать самостоятельно.

Тимур показывал ему разные водные выкрутасы, демонстрируя свою ловкость и скорость. Максим быстро учился. Ольга радовалась: активный отдых - лучшее занятие для парнишек.

Неделя морских купаний утомила семью отсутствием разнообразия, и Алексей предложил отправиться всем на экскурсию в Севастополь. Он там бывал уже неоднократно, а ребята попали туда впервые.

Город был весь пропитан военной историей: множество памятников, красивая пристань, корабли в бухтах. Парни фотографировались на каждом шагу. Максиму показалось, что здесь живут только моряки. Столько людей в форме он ещё не видел, хоть и жил в городе, расположенном рядом с базой Балтийского флота. Он с восторгом рассматривал парней в форме Нахимовского училища, офицеров - российских и украинских. Затем он вспомнил, что до сих пор ни разу не видел Алексея в форме и подумал, что она ему должна быть очень к лицу.

Ведя семью по городу, Алексей показывал достопримечательности на каждом шагу и лучше любого экскурсовода рассказывал о сражениях разных времён. Ребята слушали о затонувших фрегатах и победоносных крейсерах, о смелости защитников города и коварстве захватчиков. В музее военно-морского флота даже собралась группа посетителей, желающих послушать рассказы капитана. Тимур, как никогда раньше, гордился своим отцом. Максим был поражён знаниями Алексея.

Последним пунктом экскурсии был Херсонес, где Алексей тоже чувствовал себя, как дома, словно сам жил тут две тысячи лет назад или даже все двадцать пять веков провёл здесь, лично участвуя в истории этого мёртвого города.

Прогулка затянулась до вечера. Столица русского флота сияла миллионом огней. Набережная гудела, как улей. Отсюда совершенно не хотелось уезжать.


Часть 3

Южная ночь навалилась звёздным куполом. Семья возвращалась в пансионат последним автобусом. Максим занял место рядом с Алексеем и полпути рассматривал в окно освещённые луной горы, нависавшие над трассой фантастическими громадинами. Усталость дня незаметно погрузила его в сон, и проснулся он только от тёплого голоса Алексея, сообщавшего о приезде. Оказалось, что парень уткнулся головой в его плечо и так и ехал до самого конца.

Выйдя из душного автобуса, все ощутили свежесть, идущую с моря. Запах можжевельника кружил голову.

Эту ночь Максим проспал, как под наркозом. Утром он даже не сразу понял, где находится, и был вчерашний день реальностью, или ему это всё приснилось.

Погода неожиданно испортилась. Над морем собиралась гроза, поэтому очередной поход на пляж не состоялся. Родители отправились в город за покупками, сыновья остались в номере.

Посмотрев какой-то фильм, Макс пошёл бродить по пансионату. В холле первого этажа был бильярд. Компания ребят из 5 человек, примерно его возраста, шумно проводила тут время. Двое играли, остальные давали советы, комментировали удары, шутили. Увидев Максима, они обрадовались и предложили ему сыграть партию в паре с одним из них. Небольшой чемпионат как раз только начался. Он согласился, хоть и практически не умел играть (пробовал лишь пару раз в жизни).

Парни были общительные. Все из разных городов. Они здесь тоже отдыхали с родителями. Поиграв пару часов, ребята разошлись на обед и договорились снова встретиться вечером. Старший из них, Олег, был в этом пансионате уже третий раз и обещал организовать всем отличную развлекательную программу.

Проведя остаток дня в номере, Максим после ужина отправился гулять с новыми друзьями. Мать не возражала, но потребовала, чтобы до 22.00 он вернулся. Выполнить это требование ему не удалось. Олег затащил парней в ночной клуб, где те совсем забыли о времени.

В клубе было так шумно, что телефонных звонков матери Макс даже не слышал. Он не был любителем спиртного, но в меню оказались очень вкусные коктейли, а их дегустация очень быстро и незаметно привела молодой организм в состояние пьяного веселья, которое стирает из памяти все обещания.

Около полуночи Ольга всё-таки дозвонилась до сына. Она пыталась кричать и требовать его возвращения, на что получила ответ, что он в клубе и уже собирается уходить.

В номер он вернулся в три часа ночи. Шатался, но стоял на ногах.

- Где ты шлялся?! - мать кипела от гнева. - Ты во сколько должен был вернуться?! Что ты улыбаешься? Я тебя спрашиваю!

- Ну, там всё интересное после десяти только начинается. А потом ехать было не на чем - шли пешком. И вообще, я что, маленький, чтобы отчитываться перед тобой? Когда хочу, тогда и гуляю!

- Ты посмотри на него, взрослый нашёлся! Тебя ещё за ручку водить надо, чтобы не потерялся! Это ты пьянками мне будешь свою независимость доказывать?! Ты у меня до конца отпуска в номере сидеть будешь!

- Да не устраивай истерик! Всем ребятам можно гулять, сколько хотят, а я должен ложиться спать, когда ты скажешь?!

- Я утром ещё пойду и разберусь, кто это там пацанов спаивает! Я этого так не оставлю... Что ты улыбаешься?! Глаза залил! Взрослый стал!

Из спальни вышел Алексей.

- Да что ты ему доказать сейчас хочешь? Пусть протрезвеет, утром поговорим. Идём спать уже.

- Да, правильно, забери её, пойди... утешь там, а то раскричалась.

- Ты как разговариваешь, щенок! Я тебе не мамочка, быстро рот закрою! - вспылил Алексей.

- А чё ты тут командуешь? Я тебе не матрос! Иди своего сына воспитывай!

- Ещё слово, и я тебя так воспитаю, что мало не покажется!

- Ой, как страшно! Сейчас расплачусь!

- Так, всё, ты меня достал!

Алексей схватил Макса сзади за футболку и, как щенка, потащил в свою спальню. Ольга решила не вмешиваться. Парень не успел опомниться, как уже лежал на кровати.

- Снимай штаны!

- Да пошёл ты.

Алексей снова схватил Максима, с лёгкостью скрутил его, стянул джинсы и поставил на колени, зажав его спину между своих голых ног (сам мужчина был только в чёрных трусах из офицерского бельевого комплекта). Макс пытался вырваться, но у него ничего не получалось.

Алексей вытащил ремень из джинсов парня и стянул трусы с его попы. Мраморно бледное, незагорелое под плавками тело контрастом выделялось на фоне красновато-коричневой спины. Этот ремень (как и джинсы) был куплен как раз перед поездкой на море. Максим долго его выбирал. Мать даже злиться начала из-за его капризов. То ему длина не нравилась, то ширина, то толщина, то рисунок на пряжке и т.д. В конце концов, он выбрал широкий кожаный ремень с рельефным греческим орнаментом и большой металлической пряжкой, изображающей орла со змеёй в лапах.

Первый же удар заставил Максима моментально протрезветь. Сложенный пополам ремень лёг на правую часть его нежной белой попки и захватил большую часть бедра. Было ощущение, что волной кипятка обожгло всё тело! Острая боль перебила дыхание и не дала возможности даже крикнуть. Попытка набрать в лёгкие воздух была прервана следующим ударом. Только после третьего удара парень выдавил из себя стон, перерастающий в крик - нечто вроде "о-о-у-у-у-а-а"...

Алексей порол не спеша, каждый следующий удар со всего размаху ложился то на одну, то на другую часть юной задницы. Все попытки Макса вырваться из захвата были бесполезны. Увернуться от ударов было невозможно. Максим инстинктивно пытался сжать ягодицы, но после каждого удара его попка дёргалась и подпрыгивала навстречу следующему удару. Ремень со свистом летал в воздухе и громкими шлепками возвращался на тело.

Уже после первого десятка широкие красные полосы слились воедино, не оставив и намёка на былую белизну тела. Казалось, что эту шелковую кожу полностью содрали.

- Ай! Ой! Ай! Отпусти! Ай! Хватит! - орал Максим.

Алексей прекратил лупцевать парня только после двадцатого удара. Он их не считал, просто решил, что всыпал нахалу достаточно. Максим вскочил и выбежал из комнаты, одевая на ходу трусы и штаны. Он хотел сбежать отсюда на улицу, но на пути, у двери, стояла мать.

- Куда собрался? Мало нагулял приключений на это место? А ну, быстро успокоился и лёг спать!

Лицо парня было не менее красным, чем только что наказанная попа. Он еле сдерживал слёзы и задыхался от обиды. Развернувшись, Макс подошёл к дивану и, не раздеваясь, упал на живот лицом в подушку. Ольга выключила свет и вышла в комнату к Алексею. Тимур лежал на кровати, затаив дыхание, и слушал происходящее.

Боль постепенно проходила, но Максим долго не мог успокоиться. Он тихо плакал в подушку. Такого унижения Макс никогда в жизни не испытывал. В этот момент он ненавидел Алексея и собственную мать, которая за него не заступилась.

Пролежав так около часа, парень ощутил жажду. Встав с дивана, не включая свет, он пошёл к холодильнику и осушил половину бутылки газировки. Вернувшись, он снял с себя одежду и остался в одних трусах. Потрогав ладонью попу, Макс ощутил, какая она горячая. Лёгкое жжение от воспалённой кожи промчалось волной возбуждения по всему телу.

"Дожил! Никогда никто не наказывал, а теперь чужой мужик лупит меня ремнём! Хотя, наверное, я действительно заслуживаю этого. Гулянка сегодня была слишком долгая. Мать нервничала. Но почему она не заступилась? А если бы она узнала, что мне нравятся парни, то вообще убила бы меня. Может, меня неправильно воспитывали, и отцовская порка нужна, чтобы парень был нормальным, а не засматривался на мужчин? Теперь Алексей исправил эту ошибку - и выбил из меня всякую дурь! Не буду думать о нём, как девчонка!" - в этих размышлениях Максим и заснул. Первоначально он лежал на животе, но, ворочаясь, стал переворачиваться то на бок, то на спину. При этом он ощущал ниже спины жжение, как от горчичников, и снова переворачивался на живот.

После бурной ночи все спали долго. Алексей встал первым. Он сам позавтракал и уехал на какую-то встречу. Максим проснулся в десять и долго лежал, глядя в потолок.

- Не обижайся на отца. Он не злой, просто любит, чтобы ему все подчинялись и чтобы была дисциплина, как в армии, - вдруг произнёс Тимур, прервав мрачные размышления Максима.

- Он мне никто, чтобы командовать тут!

- Эх, знал бы ты, как он мной командует! До знакомства с твоей матерью он был ещё жёстче. Драл меня почти каждую неделю. А вот теперь редко... Тебя раньше пороли?

- Никогда!

- Везёт тебе. А мне отдых был, только когда он в походы уходил.

- За что же он тебя наказывает?

- Да за всякие глупости. То с друзьями нахулиганили, то с бабушкой поругался, ну и за плохие оценки в школе. Помню, раз прогулял неделю школу перед каникулами. Думал, бабка не узнает, но ей училка всё-таки доложила. Покричала на меня бабуля, и я подумал, что она забудет об этом до приезда отца. Так она втихаря прутья берёзовые приготовила и замочила их даже. И когда отец приехал - сдала меня... Ох, бедная моя задница была! Неделю на животе спал!

- Да уж, повезло тебе с батей!

- Долго вы тут вылёживаться будете? - поинтересовалась вошедшая в комнату Ольга. - На море сегодня не пойдёте?

- Пойдём! Пойдём! - весело затарахтел Тимка.


Часть 4

Макс молча встал и пошёл умываться. В душе он попытался рассмотреть свой зад. На удивление, никаких следов порки на нём не осталось.

В этот день на пляж они пошли втроём. Алексей вернулся только вечером. Максим не решался посмотреть ему в глаза. В остальном - всё было как обычно. К концу отпуска обида прошла, и парень общался с Алексеем без проблем. Он даже снова стал засматриваться на его фигуру, когда видел мужчину раздетым.

Две недели после отпуска Максим с матерью прожили, как и раньше - вдвоём. Затем к ним переехал жить Алексей.

Хоть об этом и говорилось заранее, душевное равновесие парня было нарушено, и в первую же ночь он увидел странный сон. Ему приснилось, что он не сдал выпускной экзамен в школе, и Алексей вошёл в комнату с большой розгой, чтобы наказать его за это, потребовал снять штаны и лечь на кровать. Максим был испуган, но исполнил это требование, оставшись в одних трусах и майке. Алексей подошёл и стянул с него трусы, задрал майку... На этом месте у Макса случилась поллюция, от которой он и проснулся.

Сердце колотилось, как после длительной пробежки. Он весь взмок. "Что это было? Я никогда раньше не испытывал оргазм во сне! Почему мне вообще это приснилось? Почему я не убегал? Неужели я так его боюсь? Тогда почему мне стало так хорошо? Порка - это ужасно больно! Но его прикосновения... Он такой сильный... Скрутил меня тогда, как девчонку, и я не мог даже пошевелиться. Я был полностью в его власти... Блин! Член снова торчит! Охренеть! Я возбуждаюсь от мыслей о порке!" Пришлось среди ночи идти в ванную и менять трусы.

На следующий день, в целях проверки своей "нормальности", Максим два часа просидел в интернете, просматривая порнофильмы. Женское тело его не сильно привлекало, а в глаза то и дело бросались мужики. То орган у них был интересный, то мускулистые руки крепко сжимали девок. Под конец эксперимента он зашёл в раздел "Гей-порно" одного из сайтов. От увиденного у него пересохло во рту. Стало жарко, особенно внизу живота. Парню самому перед собой было стыдно за такую реакцию...

Очередной день рождения Максим праздновал дома, с семьёй и друзьями. Приехали родственники из Москвы, собрались школьные товарищи и новые знакомые из университета. Мама испекла вкусный торт. Алексей подарил дорогую видеокамеру, москвичи - деньги, остальные гости - различные сувениры и недорогие, но полезные вещи (наушники для компьютера, портмоне и т.п.).

Вечером, когда большинство гостей разошлись, именинник с двумя друзьями пошёл прогуляться. С Вадимом он дружил со школы, а Игорь был его однокурсником. Отец Игоря был бизнесменом и недавно подарил ему на совершеннолетие автомобиль. Новенький BMW стоял во дворе, и ребята не отказались от предложения прокатиться на нём. Максим сел на переднее сиденье, рядом с водителем, а Вадим сзади. Включив погромче музыку, Игорь завёл мотор и потихоньку вырулил из двора высотки на трассу.

Решили прокатиться к морю. Все употребляли за столом спиртное, но это не стало поводом для того, чтобы воздержаться от поездки. Никто не чувствовал себя пьяным, и всем было весело. Игорь нажал на газ, и машина понеслась по осеннему городу, обгоняя всех на своём пути.

Они не успели доехать до моря каких-то двести метров. На нерегулируемом перекрёстке из-за поворота выезжала фура. Игорь попытался резко затормозить и повернуть влево, но столкновения избежать не удалось. Машина ударилась правым боком и, перевернувшись, полетела на обочину.

Вадим, сидевший сзади, отделался ушибом. У Игоря был перелом ноги и сотрясение мозга - его спасла воздушная подушка и пристёгнутый ремень. Максим пострадал больше всех, поскольку именно на него пришёлся основной удар: ушиб головы, переломы руки и рёбер дополнялись множественными ранами от осколков стекла. Он потерял сознание и истекал кровью. Вадим сам выбрался из машины и помог это сделать Игорю. Подбежавший водитель длинномера помог достать Максима. Медики приехали через двадцать минут - раньше, чем дорожный патруль.

Игорь позвонил маме Максима и сообщил о случившемся. Она с Алексеем примчалась в больницу.

- У вашего сына большая потеря крови. Он пока не пришёл в сознание. Мы делаем всё, что можем, - сказал врач. - Нужна донорская кровь. Станция переливания в соседнем городе, есть проблемы с транспортом, но мы сейчас решаем этот вопрос.

- Пока вы решаете, мой сын умирает! Давайте немедленно что-то делайте!

- Можно сделать прямое переливание, если найдёте донора.

- Где мы его найдём? - обратилась Ольга к Алексею.

- Какая у него группа?

- Третья отрицательная, - ответил врач.

- Это моя группа, я буду донором, - объявил Алексей. - Только мы сегодня праздновали. Алкоголь не повлияет?

- Мы поставим капельницу. Это не проблема, - и в течение пяти минут было организовано переливание.

Алексея положили на соседнюю койку. Он смотрел на неестественно бледное, осунувшееся лицо Максима. Шея, плечи и грудь парня были плотно забинтованы, в рот его шли трубки, подключённые к аппаратуре.

- Эх, Максимка... Куда же вы летели?!

Алексей расслабился и закрыл глаза. В голове промелькнули все моменты их знакомства: от первой встречи в летнем кафе, где Ольга их познакомила, до сегодняшнего праздника. Сердце его больно сжалось от мысли, что этот человечек мог погибнуть. Он потянулся к парню и взял его за руку.

- Я тебя не отпущу!

После процедуры Алексей с Ольгой просидели в больничном коридоре более часа. Наконец, вышел врач, сообщил, что пациент пришёл в сознание, но ему нужен покой, и посоветовал им прийти завтра. Мать вздохнула с облегчением.

Утром, как только стационарное отделение открылось для приёма посетителей, они снова были рядом с Максом.

- Привет, чудо в бинтах! Как прошла ночь? - бодро поприветствовал Макса Алексей.

- Да нормально. Башка только сильно болела, но укол сделали - и полегчало.

- Ну, вот и хорошо. Кстати, мы с тобой теперь одной крови. Так что практически кровные родственники! - Алексей светился счастьем, демонстрируя следы на вене от неудачного укола медсестры.

Максим глянул в эти бездонные синие глаза. Он никогда до сих пор не видел их такими. Возможно, в тот момент свет как-то по-особенному в них отразился, но та самая, теперь уже их "совместная" кровь, стала горячей...

Парень быстро выздоравливал. Алексей ушёл в очередное плаванье. Вернувшись, он застал Макса дома в прежнем виде.

- Как дела, штурман "Формулы-1"?

- Ха-ха-ха. Да всё в норме. Только вот рёбра ещё побаливают, когда смеюсь! Так что предупреждай, когда снова шутить соберёшься!

Приближался Новый год. Алексей впервые за много лет встречал его на суше. До сих пор Максим не видел его в военной форме, и вот он предстал перед семьёй во всей красе: выглаженный чёрный китель с белоснежной рубашкой, галстук с якорем, золотые капитанские звёздочки. Молодое лицо со счастливой улыбкой. Стройный, красивый - одним словом, хоть на обложку глянцевого журнала!

Они не виделись больше двух месяцев. Казалось, все эти непонятные чувства в душе Макса уже растаяли. Он, конечно, часто вспоминал Алексея, особенно их совместный отдых в Крыму, но никакие сны или фантазии его больше не посещали. Однако возвращение этого человека само по себе наполнило сердце парня радостью. Оказалось, что он, сам того не ведая, ждал новую встречу.

Новый год встречали все вместе: Максим, Ольга, Алексей, Тимур и мама Алексея - Ирина Васильевна. На Рождество Алексей собрался поехать в гости к своему дяде на Урал. Сергей Васильевич служил егерем в глухом заповеднике. Собственного потомства он не имел и относился к Алексею, как к сыну. Тимур предпочёл отправиться на неделю в Питер к своей бабушке (по маме). Алексей предложил Максиму и Ольге поехать вместе с ним. Ольга отказалась из-за работы, но не возражала против поездки сына. Провести каникулы в горах, да ещё в компании Алексея! Он с радостью согласился.

До Челябинска летели самолётом. Затем два часа ехали электричкой до какого-то полустанка, где дядя Сергей встретил их на машине. Потом они ещё полтора часа тряслись до заповедника по "великому русскому бездорожью". Приехали к вечеру.

Дом егеря - изба из двух помещений, при этом одно без окон. Рядом какие-то хозяйственные постройки. Вокруг с лаем носилось несколько собак (всего три, но в темноте казалось, что больше). Электричество от допотопного дизельного генератора включалось только на пару часов вечером, чтобы посмотреть телевизор. Освещение - один фонарь на батарейках, другой (побольше) от автомобильного аккумулятора. Максим слегка расстроился из-за отсутствия удобств, которые кажутся естественными в городе, но усталость валила с ног, и на негативные мысли об окружающей действительности сил не хватало.

Войдя в избу, егерь быстро подкинул дрова в тлеющую печь и плеснул на них керосин. Поужинав какой-то похлёбкой, парень завалился спать прямо в свитере и джинсах.

Сергей Васильевич всю ночь подкидывал в печь дрова, чтобы гостям было тепло. К нему редко кто-то приезжал. Летом иногда наведывалось начальство - поохотиться и порыбачить, а зиму он жил отшельником. Он не будил ребят, пока они не выспались. Алексей проснулся "по уставу". Максим долго ворочался, но всё-таки и он оторвался от подушки. Встав, он увидел, как егерь с племянником общаются на улице, обсуждая жизнь в заповеднике и новости остального мира.


Часть 5

Выйдя за порог, Макс поразился окружающему пейзажу. Избушка стояла на краю заснеженной равнины, вытянутой овалом вдоль густого леса, а всё это великолепие лежало на дне огромной долины, окружённой цепью гор. Солнце поднялось уже высоко, небо было ясное, и на белизну пейзажа было больно смотреть.

- О-фи-геть! - только и смог прошептать он.

- О, вот и последний сурок проснулся! - весело объявил егерь. - Ладно, вы тут обживайтесь, а мне надо подкорм развезти, - и он начал таскать в машину какие-то мешки из сарая.

- Пойди воды принеси, будем обед готовить. Заодно и умоешься, - дал парню поручение Алексей.

- Куда идти-то?

- Возьми в прихожей ведро и на озеро дуй.

- Какое озеро?

- Да вот же оно, прямо перед тобой! - ответил Алексей, кивая в сторону заснеженного поля.

Оказалось, что равнина на дне ущелья и есть озеро.

- Пойдёшь направо вдоль берега, обойдя, придёшь на ту сторону. Там ручей вытекает. Тут недалеко.

Максим взял ведро и отправился в указанном направлении. Снег под ногами громко скрипел. Мороз ощущался только лёгким пощипыванием кожи на лице. Ни малейшего ветра.

Изба стояла в сорока-пятидесяти метрах от озера, на невысоком холме. В этом месте водоём сужался и заканчивался. В противоположную сторону он тянулся на несколько километров, расширяясь в диаметре.

Пройдя вдоль берега, который можно было обозначить лишь пологим склоном да редкой растительностью, парень обогнул озеро и пошёл по противоположной стороне. Дойдя до места, где из-подо льда озера вытекал бурный поток, Максим постоял, любуясь картиной, открывавшейся с этого берега. Потом, зачерпнув ведром удивительно чистую воду, он отправился обратно. Но, пройдя десяток шагов, он решил, что донести ведро ему будет нелегко, и Максу пришла в голову идея перейти озеро по льду, сократив таким образом путь. В это время года даже море в их городе промерзало, и они с друзьями часто бегали кататься по льду. А здесь пресное озеро. Скорее всего - не сильно глубокое и, должно быть, промёрзшее ближе к краю. В любом случае, лёд, из-под которого вытекает ручей, выглядел достаточно толстым.

Макс пошёл по льду прямо в направлении дома. Он прошёл большую часть пути. До берега оставалось не более двадцати шагов, когда лёд под ним лопнул, и в одно мгновение парень оказался под водой. Уже погружаясь, каким-то чудом он успел зацепиться одной рукой за край полыньи. В следующее мгновенье после падения ему удалось вынырнуть. Судорожно глотая воздух, Максим попытался кричать, призывая на помощь.

В этот момент Алексей находился в доме, занимаясь печью, а Сергей Васильевич - в сарае, продолжая сборы в поездку.

Первыми случившееся заметили собаки, которые с громким лаем кинулись в сторону озера. Егерь, услышав лай, вышел посмотреть, на кого они лают, и побежал в дом за верёвкой. Через мгновение они с Алексеем уже неслись на помощь к Максиму, захватив в сарае длинную жердь.

Собаки метались вдоль берега, выскакивая на лёд и возвращаясь. Увидев приближение мужчин, Максим перестал звать на помощь. Он беспомощно выглядывал из воды, пытаясь покрепче держаться за лёд.

Уже через минуту Алексей обвязал себя вокруг пояса верёвкой и вручил другой её конец дяде Сергею. Взяв в руки палку, он стал на четвереньках двигаться к Максиму. Приблизившись к парню на расстояние не более трёх метров, Алексей протянул ему палку, чтобы тот схватился за неё.

- Хватай и держись крепко! А теперь работай ногами, как я тебя учил. Отталкивайся от воды... Давай, давай...

Максим схватил одной рукой палку, другой подтянулся на поверхность льда и по пояс вынырнул из воды. Алексей подтянул палку, и парень полностью вылез из воды.

- Не вставай на ноги! Ползи за мной к берегу!

Парень переставлял руки и ноги, которые уже ничего не ощущали. Всё его тело дрожало и, казалось, пылало огнём. Алексей уже добрался до берега и торопил парня, чтобы тот быстрее двигался. Он подхватил парня на руки, как только тот приблизился, и побежал с ним в дом.

- Раздевай его и спиртом разотри, - дал указание Сергей Васильевич. - Пусть ещё моей настойки выпьет согревающей.

Усадив Максима на стул, Алексей начал стягивать с него мокрую одежду. Тем временем дядька притащил бутылку спирта с куском марли и какую-то коричневую настойку. Наконец, парень остался в трусах и майке. Егерь налил ему полкружки настойки, которая пахла водкой.

- Выпей, и сейчас мы разотрём тебя.

Выпив через силу это лекарство, Макс лёг на кровать.

- Что ж ты не предупредил его, чтобы не ходил по льду?! Там же родники тёплые в озере! Чуть не утопил пацана! Ох и командир! И как тебе только экипаж доверили?! Ладно, справитесь тут и без меня, а я поеду, а то до вечера так не вернусь! Сейчас натри его, потом через час ещё раз, - и егерь ушёл.

Алексей продолжил спасать Максима от простуды. Он стянул с него мокрую майку и, уложив на живот, начал готовить растирку. Парень дрожал.

Странное чувство возникло в душе Алексея. Он смотрел на Макса и любовался его телом. До этого красивые парни иногда привлекали его внимание, но чтобы вот так пялиться на голого парнишку, не отводя взгляд... Максим казался ему каким-то юным ангелом, сошедшим с картин великих художников. Дрожащим нежным плечам не доставало только крыльев. Сердце офицера замирало от взгляда на мокрые белые плавки, плотно обтянувшие небольшую, но красиво выпиравшую попку Макса.

Алексей попытался прогнать все мысли, которые смутной лавиной накатывались на его разум, и приступил к натиранию. Смочив спиртом кусок марли, он начал тереть плечи, руки, потом спину парня. Втирал он интенсивно и не жалея спирта. Опустившись до низа спины, он решил, что мокрые трусы тоже следует снять и подвергнуть растиранию всё тело.

В момент стягивания последней части гардероба Максим вдруг вспомнил свой необычный сон. От этого сердце, и без того стучавшее в висках, чуть не вырвалось из его груди. Каждое прикосновение тёплых заботливых рук согревало сильнее, чем любые растирки.

Обработав спиртом почти всю поверхность тела парня, включая и пятки, Алексей сказал, что теперь надо растереть и грудь. Когда Макс перевернулся, взору "целителя" во всей красе открылся торчащий в полной боевой готовности член юноши.

- Ого! А ты быстро согрелся!

Парень засмущался и попытался прикрыть своё хозяйство руками.

- Да ладно, что я тебе, девочка, что ли? - усмехнулся Алексей и, как ни в чём не бывало, продолжил процедуру.

Когда всё было закончено, он укрыл парня одеялом.

- Ну что, теперь тепло?

- Не знаю... ещё не сильно.

- Ладно. Будем тебя спасать, как это делают полярники. Они своими телами друг друга греют!

Алексей снял с себя свитер и футболку. Оставшись в одних джинсах, он залез к Максу под одеяло. От удивления тот не мог сказать ни слова.

Алексей обнял парня за плечи. В ответ Макс обнял его и крепко прижался к широкой горячей груди. Сердце морского волка бешено колотилось, и юноша это услышал. Он не верил своему счастью, боялся проснуться и разочароваться - настолько нереальным казалось ему всё происходящее.

Его светло-русые волосы были ещё влажными после "купания" в озере. Алексей прижался к ним лицом и вдохнул их дурманящий запах, который почему-то показался ему родным и знакомым. Необъяснимое чувство вытеснило разум. Он тихонько, как бы случайно, поцеловал шею Максима. Этот поцелуй электрическим током отозвался во всём теле парня.

То ли действия Алексея лишили юношу рассудка, то ли выпитая настойка придала ему смелости, но Максим приподнялся, опершись на локти, и в ответ поцеловал "спасателя" в губы. Они оказались нежными и сладкими.

- Ого! А ты шалун! - воскликнул Алексей, прервав их трёхминутный страстный поцелуй. - У тебя это уже было с другими парнями?

- Нет. Ты первый!

- Меня тоже пацаны раньше не интересовали. Но ты такой... Ты какой-то особенный.

Алексей провёл ладонью по щеке парня и снова прилип к его губам. Максим перекинул ногу через Алексея и лёг на него сверху.

Крепкие мужские руки ласкали юное тело. Левая прижимала к себе спину юноши, правая - опустилась ниже и увлеклась шёлком нежной попки.

Парень начал еле слышно стонать от удовольствия. Он растворился в ласковых, но в то же время крепких руках и хотел только одного: чтобы это не прекращалось. Он желал принадлежать этому человеку каждой клеточкой, каждым атомом своего тела. Растворяясь в пучине страсти, он облизывал лицо Алексея, даже не замечая колючей двухдневной его щетины. Мужчина тоже потерял контроль над собой. Какая-то первобытная похоть вытеснила все мысли из его разума. Они перекатывались по кровати из стороны в сторону, сплетаясь телами.

Прервав бесконечно долгий поцелуй, Алексей расстегнул штаны и выпустил свой рвущийся на свободу член. Максим взял его дрожащими руками и прижал к своему лицу. Глубоко вдохнув аромат любимого мужчины, он ощутил непреодолимое желание наполнить им себя.

Обе руки Алексея тонули в причёске развратного парнишки, а сознание растворялось в ощущениях нарастающего блаженства.

Максим быстро довёл дело до бурного финала.

У привлекательного офицера было в жизни достаточно женщин, но в этот раз он впервые в жизни кричал от удовольствия!


Часть 6 (последняя)

Парень не стал ждать, пока мужчина отдохнёт, и продолжил тереться об него всем телом, как кошка.

Придя в себя после пережитых ощущений, Алексей повернулся на левый бок, обнимая Макса, который удобно расположился на его левом локте и прижался пахнущей спиртом и молодым потом спиной к горячей мужской груди. Правая рука мужчины прошлась от плеча по нежному бочку до бедра парнишки, перешла на шёлковый животик и принялась медленно, но уверенно массировать окаменевший орган Макса. Дыхание парня стало резким и нарастающим. Через минуту вся постель была забрызгана его влагой.

После бурных телодвижений парни долго лежали, обнявшись, даря друг другу нежные поцелуи...

В полдень Алексей всё-таки вылез из постели и приготовил обед. Максим - на правах жертвы несчастного случая - продолжал валяться, оставаясь объектом заботы со стороны любимого мужчины.

Вечером Сергей Васильевич обнаружил Максимку абсолютно здоровым и жизнерадостным, но всё-таки предложил закрепить результат лечения парня в бане на следующий день. Алексей тоже выразил желание попариться. Эта идея ещё больше подняла настроение Макса. Мечтая о завтрашних "процедурах", он долго ворочался в постели без сна. Мужчины же допоздна просидели в соседней комнате, обсуждая свою жизнь.

На следующее утро Максим снова проснулся последним. Его накормили вкусной ухой из горной форели, поинтересовались самочувствием и направили в баню.

Стоявшая рядом с домом бревенчатая изба оказалась хорошо протопленной парилкой. Макс пошёл туда первым, разделся до трусов и сел на лавку. Скоро пришёл Алексей и занёс с собой поток холода с улицы. Он запер дверь какой-то доской и, загадочно улыбаясь, начал раздеваться.

Максим смотрел на него не отрываясь. Куртка Алексея повисла на гвозде, свитер упал на лавку в углу, футболка тоже была быстро снята. Подойдя к юноше, Алексей взял его в охапку, приподнял с лавки и крепко прижал к груди. Шумно вдохнув запах его волос, мужчина выдохнул его со словами:

- Максимка, Максимка, как ты прекрасен!

- Да, Лёша, ты тоже хорош! - хихикая, прошептал Макс и крепко обнял мужчину в ответ, после чего их губы слились в страстном поцелуе.

Его прервал стук в дверь.

- Вы там всё взяли?

- Да, мы уже паримся, - крикнул в ответ Алексей.

Маленькое окно бани запотело, и увидеть снаружи этот процесс было невозможно.

В тусклом полумраке их тела сплелись в диком порыве. Максим повис на шее Алексея, обхватив его ногами. Сильные руки нежно и заботливо поддерживали его попку. Покружившись так несколько минут, Алексей поставил парня на пол и медленно, не отрываясь от поцелуя, стянул с него трусики. После этого он снова приподнял парня и усадил его на лавку. Затем он быстро снял свои штаны с трусами, встал на колени у ног Макса, провёл языком по его нежной, дрожащей коже от пупка до яичек и взял горячими губами трепещущий член. Ему хотелось ласкать этого ангела до конца жизни, но юный организм выстрелил очень быстро и мощно. Максимка закинул ноги на плечи Алексея и на пике наслаждения чуть не задушил его.

- Ох, как это классно! Лёша, я тебя обожаю! Ты ещё в Крыму забрал мой разум. До тебя мне парни не нравились. А ты даже снился!

- У меня к тебе тоже какие-то непонятные чувства. Не знаю, как это объяснить. Я просто тебя очень хочу... Ты такой красивый. Такой сладкий. Я так девушек никогда не хотел, как хочу тебя.

- Я вижу!

Максим с улыбкой взял в руки горячий напряжённый член, которым так давно любовался.

- Я хочу тебе отдаться до конца. У меня сердце замирает и внутри всё сжимается, так сильно я этого хочу, - сказал он.

- Малыш, я боюсь, что тебе будет сильно больно! - ответил Алексей, зажмуривая глаза от ощущений, которые дарили ему тёплые руки парня.

- Не важно! Я очень хочу, чтобы ты был во мне!

- Ладно. Попробуем, но попозже. А сейчас давай я тебя попарю. Ложись на скамью.

Макс послушно улёгся на широкой лавке. Алексей снял с печи ведро и плеснул на раскалённую плиту ковш воды.

- Чем тебя выдрать, берёзой или дубом? - смеясь, поинтересовался он.

- Чем хочешь.

Алексей снял со стены веник и намочил его в горячей воде, шлёпнул им два раза по попе парня, потом прошёлся по его спине и ногам. Максим впервые парился в бане. Ему понравились эти ощущения.

После десятиминутной процедуры Алексей окатил юношу холодной водой из тазика. От неожиданности Макс заорал. Банщик, смеясь, вылил на него следующий тазик - уже с тёплой водой. После этого Макс встал с лавки, и Алексей обтёр его полотенцем.

Объятия их снова перешли в страстный поцелуй. Максим всем телом прижался к телу мужчины и, взяв его пенис рукой, зажал его между своих ног так, что тот упёрся в его горячую попку.

- Максик, давай в другой раз. У меня и резинки нет.

- Я хо-чу сей-час! - громким шёпотом объявил юный развратник, продолжая тягать шаловливой ручонкой горячий пульсирующий член Алексея.

После нескольких минут таких ласк мужчина согласился. Со словами:

- Ладно, ты сам напросился! Потом не жалуйся мамочке на дядю Лёшу, - он развернул его спиной к себе и наклонил вперёд.

Упершись руками об лавку, Максим подставил мужчине свой влажный, горячий после обработки веником зад. От этого зрелища Алексей совсем потерял голову.

- Твоя попа и римского папу совратит!

Максим зажмурился от боли, но терпел, пока в него медленно, сантиметр за сантиметром, проникал раскалённый поршень Алексея. Мужчина старался сделать это как можно аккуратней, но всё равно его мощный размер стал серьёзным испытанием для девственной попки. Острая боль, казалось, охватила всё тело Макса. Но в паузах между движениями, которыми входил в него Алексей, парень испытывал необъяснимое удовольствие. Оно было не столько физическое, сколько моральное. Макс ощущал себя частью, продолжением этого сильного и ласкового мужчины. Он отдался ему весь, без остатка, до последнего волоска, до капельки пота...

Выровняв спину, он прижался к Алексею, который обхватил парня руками (правой за грудь, левой - за живот) и жарко дышал ему в затылок. Целуя шею, щёку, ухо юноши, он спросил у него горячим шепотом:

- Котёнок, солнышко, тебе не сильно больно?

- Мне никогда ещё не было так хорошо... - простонал Максим.

Обжигающий огонь внутри стал постепенно угасать, а пространство вокруг внезапно показалось ему холодным до озноба. Только горячие нежные руки, которые теперь ласкали его трепещущие бёдра, уютно согревали тело и душу.

Максим растворился в этих совершенно новых для него ощущениях. Казалось, некая внеземная сила овладела им и, через огонь и холод, очищала его от всех мыслей, переживаний, страхов. Мира больше не существовало. Был только Он - живое воплощение Бога, который мог творить с ним всё, что угодно, и любое Его движение, каждое прикосновение дарило парню очередную волну блаженства. Макс задыхался от счастья и даже испытал оргазм раньше Алексея...

Это тёплое, бесконечно нежное создание также внезапно стало для Алексея центром вселенной. Казалось, всю свою жизнь он ждал наступления только этого момента. А была ли вообще какая-то другая жизнь? Это была даже не страсть, а какой-то взрыв мощнейшей энергии, который происходит от столкновения двух миров и сливает их в один едины новый мир.

Каждое малейшее движение тела Максима он ощущал как своё собственное. Несколько ритмичных движений юношеских ягодиц приблизили финал этого блаженства, но и финал был мистически долгим ощущением, как будто Алексей весь, до последней капли крови, перетекал в своего любимого человека...

Они долго лежали обнявшись на жёсткой скамейке у стены. Только после стука в окно и вопроса егеря:

- Вы там не угорели?! - парни начали приводить себя в порядок.

Они помылись, оделись и, полностью опустошённые, покинули этот "Храм Судьбы", который будут помнить до последнего вздоха.

Ещё неделю они провели в этой глуши. Ходили рыбачить на озеро, ездили по лесам с егерем. Несколько раз украдкой целовались, когда Сергей Васильевич выходил из дома. Максим снимал на подаренную видеокамеру наиболее красивые пейзажи и Алексея, который, как пацан, баловался, валялся в сугробах, кидался снежками.

Возвращение домой наполнило душу Макса какой-то странной, непонятной тоской. В общем-то, они жили с Алексеем под одной крышей, и мысль о продолжении их тайной связи была естественной и несомненной. Ничего, кроме радости от нахождения рядом с любимым мужчиной, он не испытывал, но домой ему почему-то ехать не хотелось.

Заметив грусть в глазах парня, Алексей сказал, что ему тоже не хочется отсюда уезжать, и пообещал организовать летом очередную их совместную поездку.

Через день после возвращения домой капитан отправился в очередное плавание, а студент пошёл сдавать свою первую сессию...

В день последнего экзамена Максим с друзьями отметил в кафе успешную сдачу сессии. Вернувшись домой вечером, он застал мать в слезах.

- Что случилось?

- Алексей погиб! Какая-то торпеда взорвалась на учениях.

Продолжение слов матери он уже не слышал.

Тяжёлая плита сдавила его сердце. Дышать стало невозможно. Парень, шатаясь, на ватных ногах прошёл в свою комнату и, не запирая дверь, рухнул на кровать. Он беззвучно рыдал в подушку, бессильным кулаком бил в стену, кусал губы. Накрывшая волна отчаяния на какое-то время лишила его рассудка. Просто не хотелось дальше жить. Случившееся казалось карой свыше за совершённые грехи...

Пройдут годы. Максим станет примерным мужем, отцом и дедом.

Он никогда больше не позволит ни одному парню прикоснуться к себе.

A A A

Поиск

Жанры Видео

Жанры Рассказов


© Copyright 2020